Увеличение европейского стабфонда (EFSF) для помощи странам с высокой долговой нагрузкой ни к чему хорошему не приведет. В этом уверен директор мюнхенского Института экономических исследований (Ifo) профессор Ханс-Вернер Зинн, чье мнение со ссылкой на интервью в Handelsblatt приводит «РБК daily».

По его словам, увеличение фонда помощи странам-должникам «ни в коем случае» не является разумным шагом. «Тем самым мы еще глубже завязнем в круговой поруке. Мы же все были свидетелями, как развивались события в Ирландии. Эта страна думала, что для успокоения рынков ей необходим максимально большой спасительный «зонтик», прикрывающий ее банки, а в результате оказалась на мели. Абсолютно то же самое может произойти и с Германией», — считает экономист.

«EFSF, который в Европе окрестили «зонтиком», был создан для борьбы с кризисом ликвидности, — напомнил Зинн. — То есть в нем должно быть достаточно денег для того, чтобы в течение пары лет финансировать замену государственных облигаций кризисных стран, срок которых истекает. И для этого 750 миллиардов евро уже слишком много». «То же, что предлагает португальский глава Еврокомиссии (Жозе Мануэл Баррозу, пообещавший вынести вопрос об увеличении стабфонда ЕС на саммит Евросоюза в начале февраля. — Прим. ред.), называется защитой от банкротства. Нам предлагается пообещать, что при необходимости мы возьмем на себя долги других стран. От подобных требований мы должны защищаться», — убежден профессор.

Он также не считает, что стабфонд должен иметь возможность покупать бонды проблемных стран еврозоны, чтобы успокоить рынки. «Для обеспечения ликвидности в странах зоны евро нет необходимости поддерживать курс на рынке облигаций. Если этот фонд займется еще и скупкой бондов, как уже сделал Европейский центробанк, он возьмет на себя ответственность за часть долгов кризисных стран. А это уже похоже на самое настоящее перераспределение активов», — рассуждает Зинн.

«Помощь ликвидностью на два-три года была бы вполне приемлемым шагом. Но не больше. Мы не можем с помощью наших денег консервировать ситуацию, при которой эти страны будут продолжать жить не по средствам», — подчеркнул экономист. «Проценты, под которые предоставлялись кредиты, с самого начала были низкими. Когда в ходе введения валюты евро проценты были снижены еще сильнее, страны отнюдь не экономили, а, напротив, залезали в еще большие долги», — напомнил он.