Единственная возможность для жителя Латвии повысить свой уровень жизни сегодня — это уехать из страны, которая постепенно «превращается в село на окраине Евросоюза». Местное правительство находится под каблуком у коммерческих банков, которые никак не заинтересованы в развитии экономики и преследуют только одну цель — увеличить свои прибыли за счет нового пузыря на рынке недвижимости. С такими заявлениями в понедельник в эфире радиостанции Baltkom 93,9 выступил экономист Арманд Страздс.

По его словам, в условиях банковской олигархии, которая развилась под руководством МВФ и Всемирного банка, в иерархии власти банки стоят выше правительства. «С их точки зрения, банки как хорошие менеджеры должны управлять не только экономикой, но и политикой в стране. И как они это делают? Коммерческие банки производят деньги, более 90% которых никогда не попадают в реальную экономику — на предприятия, в сельское хозяйство и промышленность, а остаются в финансовой экономике. Единственная возможность повысить валовой национальный продукт — это надуть такой же пузырь на рынке недвижимости, как в 2007 году», — сказал Страздс.

Он уверен, что сейчас банки именно это и хотят сделать. «Они закупают недвижимость по ценам сверх рыночных и держат, чтобы она никогда не попала на рынок. Им неважно, чтобы долги возвращались. Даже если долг не вернут, у банка останется залог», — отметил эксперт.

«Банкам абсолютно невыгодно развитие предприятий, сельского хозяйства, промышленности. Это никак не увеличивает их прибыль. Прибыль банков увеличивает то, что мы видели в годы так называемого развития. Пока наше законодательство позволяет банкам раздавать кредиты и не нести за это никакой ответственности, развития реальной экономики не будет. А если банки знают, что правительство поддается лоббированию, то могут увеличивать свою прибыль бесконечно», — заключил Страздс.

Гость радиостанции также заявил, что последние 20 лет в Латвии в качестве демонстрации развития экономики правительства всегда пользовались такими показателями, которые интересны опять-таки только для банков. «Социальный аспект они не понимают ни в коей мере. Для них популяция и безработица — это пустые слова. Во всем мире развитие экономики измеряется тем, есть ли у людей работа и не надо ли им уезжать из страны, а у нас ростом экономики считается, когда экспорт превышает импорт, когда мы распродаем свою страну, свои ресурсы», — подчеркнул Страздс.

Действия правительства в отношении населения Латвии он назвал геноцидом. «Если население не может развиваться, быть здоровым и хорошо образованным, если нет хорошей рождаемости — это геноцид по международным меркам. И единственная возможность получить работу и повысить уровень своей жизни — это уехать отсюда», — сказал экономист.

Он напомнил, что по результатам парламентских выборов в октябре прошлого года у власти остались те же политики, и посетовал, что никакой возможности повернуть сценарий в сторону развития пока нет. «Люди будут просто уезжать. За время кризиса мы потеряли 10% населения — это больше, чем за всю Вторую мировую войну. Если снова не поставить страну на рельсы развития, мы будем и дальше катиться с этой горы и в конце концов растворимся в Евросоюзе, превратимся в буферную зону между Западом и Востоком, в село, для которого даже невыгодно что-либо производить из-за малой населенности», — прогнозирует Страздс.

К введению в Латвии евро он относится крайне негативно. «Евро для нас — это не подарок, как нас убеждает правительство, а еще один шаг к тому, чтобы мы больше не могли контролировать свою экономику. Уже сейчас Банк Латвии действует так, как будто мы в еврозоне. У нас еще есть пара лет, чтобы принять меры по развитию экономики, но Центробанк и правительство под давлением коммерческих банков не хотят этого делать. Банки знают, что долги им никогда не вернут. Кредиты выданы не в тех валютах, в которых люди зарабатывают, а это нелегально. Если бы юристы в Латвии хотели, то могли бы сделать все долги не в латах нелегальными. Банки это знают. Поэтому ситуация идет к тому, чтобы как можно быстрее присоединиться к еврозоне, чтобы проблема отпала», — резюмировал экономист.