Экономика России исчерпала ресурсы быстрого посткризисного восстановления и находится в начале нового этапа — инвестиционного роста. Такого мнения, как пишут «Ведомости», придерживаются в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования.

Хотя в 2012 году экономика России полностью преодолеет кризисный спад, в ближайшие три года темпы роста не превысят 4%, прогнозирует ЦМАКП. Это означает, что экономика не получит достаточных финансовых ресурсов: для развития науки, инфраструктуры, решения соцзадач темпы роста должны быть 5—5,5%, поясняет эксперт ЦМАКП Дмитрий Белоусов.

Внешние условия улучшились, но с оговорками, говорит эксперт ЦМАКП Александр Апокин. По оценкам ООН, рост мировой экономики продолжит замедляться в 2011—2012 годах в связи с сокращением фискальных стимулов и жесткой бюджетной экономией в развитых странах, что отразится и на развивающихся рынках. Рост мировой торговли в 2011 году замедлится в сравнении с 2010-м в 1,5 раза; цены на товарных рынках тормозят рост и все больше колеблются из-за денежной накачки экономик.

Возможности для экспорта сырья ограниченны: вклад экспорта в рост российского ВВП сократится с докризисных 2—2,5 до 0,5—1 процентного пункта, считает Белоусов. Расширение потребительского спроса достигло потолка: доля оплаты труда в выпуске на 15% превысила уровень докризисных 12 месяцев (по сентябрь 2008 года) в промышленности и на транспорте, в других отраслях — на 35%; без мощного притока ресурсов извне рост зарплат будет в 1,5—2 раза ниже докризисного, а у бюджета не будет возможностей для интенсивного повышения пенсий. Темпы потребкредитования тоже будут далеки от прежних: объемы кредитования определяются в том числе ресурсной базой банков, а при медленном росте доходов населения и компаний медленно будут расти и депозиты. По оценкам Белоусова, если до кризиса 11% продаж осуществлялось в кредит, то теперь будет 3—5%. Вклад потребления домохозяйств в ВВП, составивший в 2007 году 6,7 процентного пункта, в 2011—2013 годах не превысит 2—3 пунктов.

Прежние драйверы — экспорт и потребительский спрос — исчерпаны, потому так быстро «выдохлась» первая волна восстановления, констатирует Белоусов; в качестве мотора у экономики остаются только инвестиции. Начавшийся в 2010 году их интенсивный рост говорит о возможности реализации «шумпетерианского» сценария, когда рост капвложений влечет рост спроса, доходов компаний, а затем населения, обеспечивая переход к интенсивному восстановлению экономической активности, считает он.

Инвестиции действительно единственный возможный источник быстрого роста, согласна директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Ксения Юдаева, но автоматически он не возникнет. Ускорение инвестиций в 2010 году могло быть связано с компенсацией кризисного провала, проектами госкомпаний, рассуждает она: «Но, чтобы рост инвестиций не увеличивал, а снижал диспропорции, он должен концентрироваться в частном секторе». Для этого нужны реформы, улучшающие качество экономической среды и институтов, снижение коррупции, повышение инвестиционной привлекательности, заключает Юдаева. Для инвестиционного сценария нужна высокая степень определенности, согласен заместитель гендиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. По расчетам Центра развития, ускорение роста экономики (выше 5%) в случае успеха реформ начнется около 2020 года, но их альтернатива — рост на 2% при ускоряющейся инфляции и нестабильном рубле, растущий госдолг, хронический дефицит бюджета (госинвестиции компенсируют отсутствие частных) и повторение кризиса при новых внешних шоках.