Представители разных партий и граждане РФ сегодня осознают, что только за счет углеводородных ресурсов двигать экономику страны уже невозможно. Именно в этом видит основной положительный результат первых шагов модернизации президент России Дмитрий Медведев, о чем он заявил в интервью газете «Ведомости», комментируя достижения в этой сфере, о которых планировал рассказать международному сообществу на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Как уточняется, запланированная на четверг сессия по модернизации России пройдет без Медведева, который был вынужден значительно сократить программу своего участия в форуме в связи с недавними трагическими событиями в московском аэропорту Домодедово.

«Я не считаю, что есть какие-то выдающиеся успехи», — признал он, добавив, впрочем, что «есть несколько положительных вещей». «Первое: мне теперь никто не говорит, что у нас и так все хорошо, что у нас есть определенный курс и если будем все делать так, как планировали, то тогда все получится. Представители разных партий, начиная с правящей партии и заканчивая оппозиционными, понимают, что без модернизации экономики, только за счет ресурсов углеводородного развития, нам ничего не сделать», — сказал Медведев. «Это очень важно! — подчеркнул он. — Потому что как только закончился кризис и начался сырьевой рост, кое-кто уже начал потирать руки и говорить, что все нормально, нефть уже почти 100 долларов, все будет хорошо, как в 2007 году. Не будет». «Я надеюсь, что основная часть наших граждан осознала: у нас исчерпаны возможности сырьевого роста. И именно в этом я вижу основной положительный результат первых шагов модернизации», — отметил российский президент.

Вторым позитивным моментом он назвал то, что уже намечены конкретные направления модернизации. «Мы не просто говорим о том, что нам нужно модернизировать промышленность, внедрять новые технологии. Это было бы очень по-советски. Мы наметили пять основных направлений… и по каждому из них есть развитие. Оно не фантастическое, но оно есть. У нас строятся фабрики по производству лекарств… Мы занимаемся коммуникациями, создаем суперкомпьютеры, цифровые модели», — уточнил Медведев.

Президент также обратил внимание на изменения в законодательстве, ориентированные на модернизацию экономики, прежде всего промышленности. По его словам, речь идет о техническом регулировании. «Плюс я, по сути, продавил решение о том, чтобы в России можно было применять законодательство Евросоюза. Да, это свидетельство того, что у нас неразвитое законодательство. Но уж лучше не терять время и иметь возможность эти законы применять, чем ждать, пока мы создадим свои», — добавил Медведев.

«Наконец, есть консолидирующие проекты, которые имеют значение, — например «Сколково», — указал он. — Конечно, «Сколково» не решит всех проблем, не поднимет всю страну. Но мы должны показать, как можно организовать инновационный бизнес в том ключе, в котором это делается во всем мире». «Таковы весьма скромные результаты модернизации», — подытожил президент.

Комментируя развитие «Сколково» и других российских мегапроектов, таких как Олимпиада-2014, чемпионат мира по футболу, саммит АТЭС, международный финцентр в Москве, Медведев отметил: «Эффект… заключается не только в том, чтобы пыль в глаза пустить и доказать, какие мы крутые и сильные, — хотя иногда и это надо для того, чтобы нация чувствовала себя реально успешной. Прежде всего смысл в том, чтобы помочь жителям большого региона». «Так поступаем далеко не одни мы», — подчеркнул российский лидер, напомнив о том, как японцы подняли инфраструктуру на своем самом заброшенном острове — Окинаве, направив около 1 млрд долларов на проведение там встречи «восьмерки».

«Мы все были на Дальнем Востоке, мы знаем, в каком там все состоянии… Даже если бы не было саммита АТЭС, нужно было бы его придумать для того, чтобы туда так целенаправленно потратить деньги», — считает президент. «Поэтому нужны приоритеты, нужны вот такие точки развития», — подчеркнул он.