Во вторник на парламентских слушаниях, посвященных проблемам регулирования банковского сектора, депутаты неожиданно предложили лишить Банк России надзорных функций, передав их Росфинмониторингу. Удивленным при этом казался только председатель ЦБ Сергей Игнатьев. В правительстве идею депутатов поддержали, а в администрации президента «назвали логичной». Резко против выступило только банковское сообщество.

На слушаниях председатель банковского комитета Госдумы Владислав Резник заявил, что проводимое ЦБ «очищение от неблагополучных банков» противоречит задаче достижения стабильности в банковской системе, так как при этом «применяются искусственные основания для отзыва лицензий». «Доверить приведение надзорной политики в соответствие с законом необходимо органу надзора, который организационно отделен от Банка России. То есть я говорю о том, что пришла пора подумать о выделении функции банковского надзора из Банка России»,— резюмировал Резник.

Чиновники ЦБ, похоже, оказались единственными среди участников заседания, кто был не в курсе предложений о выведении функций банковского надзора из-под ведения Банка России. Резник заявил «Коммерсанту», что пока «рано» называть ведомства, поддерживающие его инициативу о выведении надзорного блока из-под контроля ЦБ. Тем не менее, как пояснили газете в аппарате Думы, эту идею активно поддерживает Росфинмониторинг (ФСФМ). Именно этому ведомству и предполагается передать надзорные функции банковского сектора.

В банковском сообществе к высказанным предложениям отнеслись резко отрицательно. По словам президента Ассоциации региональных банков Анатолия Аксакова, проведенный опрос среди банкиров выявил, что 75% из них выступают за сохранение банковского надзора в введении Банка России, 20% высказались за создание отдельного надзорного органа, и 5,5% — за передачу функций банковского надзора мегарегулятору. По мнению зампреда правления Росбанка Владимира Голубкова, создание единого надзорного органа может быть оправдано с точки зрения оптимизации взаимодействия банкиров с другими госструктурами (например, с ФСФР при работе на рынке ценных бумаг). «Перевод надзорных функций в другое ведомство потребует разработки новых методологий и нормативных актов,— сообщил «Коммерсанту» финансовый директор Банка Москвы Юрий Максутов.— Это обернется катастрофой в банковском секторе и бумажной волокитой».