Росфинмониторинг намерен взять под контроль денежные переводы, которые проходят через терминалы моментальной оплаты, электронные, мобильные «кошельки», виртуальные «обменники» и платежные системы, пишет в пятницу «Российская газета».

По информации газеты, «не исключено», что максимальный анонимный перевод наличных денег будет сокращен в пять раз и ограничен 3 тыс. рублей вместо нынешних 15 тыс. А то, что сверх лимита, гражданам необходимо будет идентифицировать, то есть привязывать к банковским операциям и собственным паспортам. В том числе и дорогостоящие покупки через интернет-магазины. За 2010 год их общий объем в России составил 1 млрд долларов.

По мнению опрошенных изданием участников рынка, для пользователей, оплачивающих сегодня через терминалы услуги сотовой связи, домашние телефоны или Интернет, неудобств не возникнет — анонимная оплата на сумму, не превышающую 3 тыс. рублей, покрывает 90% требований «бытовых» счетов. В ближайшие пару лет россияне будут «охвачены» универсальными социальными картами с паспортными данными на владельца. С их помощью можно будет оплачивать коммуналку, налоги, штрафы, госпошлины, городскую и сотовую связь, кабельное телевидение, Интернет. Максимальное распространение получат безналичные платежи с пластиковых банковских карт. А для переводов электронных денег физлица будут в заявительном порядке получать персонифицированные электронные ключи. Во многих европейских странах, США и Канаде человек с наличностью — давно нонсенс. А вот привязать к паспорту интернет-торговлю, считают эксперты, по сути, наступить ей «на пятки».

Интернет-торговля может сократиться в разы. Вряд ли потенциальный покупатель продуктовых заказов, бытовой техники или турпутевок захочет приехать с паспортом для заключения трех разных контрактов с провайдерами электронных платежей, чтобы идентифицировать себя. Электронная торговля в этом случае теряет «быстрые» преимущества. Тем не менее, вводя столь жесткие нормы по регулированию интернет-платежей, российские законодатели учитывают замечания ФАТФ, влиятельной международной «антиотмывочной» организации, членом которой наша страна является с 2003 года. По рекомендациям ФАТФ все больше государств мира вводят жесткие «антиотмывочные» стандарты для платежей через терминалы моментальной оплаты и в виртуальной сети. Ведь анонимность таких денежных переводов дает возможность использовать их в преступных целях. И это «поле» постоянно расширяется. Если в 2000 году работало около ста электронных платежных систем, то теперь их несколько сотен, и они действуют в 37 странах мира.

Как подтвердил газете сопредседатель рабочей группы по оценкам и правовым вопросам Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ), начальник юридического управления Федеральной службы по финансовому мониторингу Павел Ливадный, вопросы правового регулирования электронных денег сегодня актуальны для большинства стран Евроазиатского региона. В Белоруссии, привел пример Ливадный, рынок электронных платежей регулируется постановлениями правления Национального банка страны. Банки обязаны уведомлять Национальный банк о проведении трансакций с электронными методами расчетов. В Узбекистане все выписки электронных денежных операций приравниваются к чекам банковских терминалов.

В России при участии Минфина, Центробанка, Росфинмониторинга и провайдеров услуг разработан проект закона о национальной платежной системе, который в феврале Госдума планирует рассмотреть во втором чтении. В этом документе закрепляются новые механизмы безналичной оплаты, благодаря которым операции по переводу электронных денежных потоков можно будет отслеживать на всех этапах и соотносить с конкретными лицами. В частности, предполагается, что деятельность кредитных небанковских организаций в лице операторов платежных систем будет лицензироваться Банком России. «После введения лицензий количество платежных систем значительно сократится. Более того, они и их клиенты окажутся на виду у провайдеров услуг по осуществлению электронных платежей, которые смогут контролировать проводимые операции», — пояснил Ливадный. Закон также ограничит вывод за рубеж электронной валюты через мобильные кошельки.