Банк России рекомендовал банкам быстрее возвращаться к докризисной схеме фондирования, избавляясь от излишней концентрации на средствах вкладчиков. «Банки должны диверсифицировать не только активы, но и пассивы», — цитирует газета «Коммерсант» директора департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексея Симановского, чьи слова передало агентство Reuters. Обеспокоенность ЦБ, по словам Симановского, вызывают банки с концентрацией пассивов на одном источнике фондирования на уровне от 50%. «Значительное количество банков выходят за эту планку, а один из наиболее распространенных источников фондирования — вклады», — отметил он. Впрочем, требовать принудительной диверсификации ЦБ не намерен в течение ближайших трех лет.

По подсчетам директора ЦЭИ МФПА Сергея Моисеева, произведенных по методике ЦБ, на 1 января 2011 года банков, в чьих пассивах доля средств граждан составляла 50% и выше, насчитывалось 111. «В основном банки, сформировавшие более 50% пассивов за счет средств граждан, — небольшие организации», — указывает Моисеев. Из крупнейших банков в группе риска, согласно подсчетам ЦЭИ МФПА, лишь ВТБ 24 с долей вкладов в пассивах на уровне 58% и Бинбанк с 53%. Подсчеты агентства «Интерфакс» дали несколько иной результат. Средства физлиц превышают 50% пассивов у 170 российских банков, указывает агентство, ссылаясь на рэнкинг «Интерфакс-100» по итогам 2010 года. При этом четыре банка из числа крупнейших имеют долю вкладов в пассивах на уровне выше 50%: по версии «Интерфакса», это «Траст» (56%), «Возрождение» (50,1%), Сбербанк (55,1%) и ВТБ 24 (70,1%).

Несмотря на значительную концентрацию вкладов в пассивах более чем у 10% игроков банковского рынка, эксперты не разделяют опасений Центробанка. «Я не вижу в этом никакой проблемы, — говорит гендиректор «Интерфакс-ЦЭА» Михаил Матовников. — Активное привлечение средств от граждан — нормальная практика, гораздо большие риски возникают в случае концентрации банка на средствах юрлиц, поскольку закрытие счета крупным клиентом может серьезно ударить по банку, или при сильной зависимости от долгового рынка, который может резко закрыться, что показал кризис». Вкладчики же способны сильно пошатнуть устойчивость банка только в случае, если все сразу панически начнут забирать деньги, продолжает он. «Но это возможно лишь в кризис, а на это у нас есть система страхования вкладов и гарантии государства», — указывает Матовников. Рост доли вкладов в пассивах на фоне масштабного притока вкладов в банки (на уровне 30% в год) — нормальное явление, согласен Моисеев; действительно рискованным он считает уровень от 70%.

Банкиры более осторожны в своих оценках. «Уровень вкладов в пассивах от 50% — это не критично, но все-таки много, классическая модель универсального банка предполагает нахождение этого показателя на уровне 30—40%», — говорит вице-президент Интеркоммерц Банка Александр Турсков. По его словам, банки превышают безрисковый уровень вынужденно: в кризис другие источники фондирования просто стали менее доступны или недоступны вовсе, при этом в зоне большего риска находятся все-таки малые банки. Впрочем, существование дисбаланса признают и крупные игроки. «Мы согласны, что 53% вкладов в пассивах нашего банка — это многовато, и намерены диверсифицировать источники фондирования, как только будут условия, а они появятся естественным образом, — заявил финансовый директор Бинбанка Алексей Китаев. — Это повышение рейтинга России и, как следствие, удешевление международных заимствований, а также выход реального сектора из кризиса: в период нестабильности у компаний просто не было средств для размещения в банках».

Банки уже начали диверсификацию источников фондирования, констатирует Моисеев: «Год назад доля банков с высокой концентрацией вкладов в пассивах… составляла 6% против текущих 4,1%, то есть растущие банки все же диверсифицируют пассивы».