В долгосрочной перспективе высокие цены на нефть могут обернуться против стран-экспортеров, заявил глава Национального банка Казахстана Григорий Марченко в интервью РИА Новости в среду.

Мировые цены на нефть стремительно растут с начала этого года на фоне беспорядков в странах Ближнего Востока — крупных экспортерах нефти. Сейчас в центре внимания Ливия, где, по пессимистичным ожиданиям, может начаться война, которая затронет и нефтяные объекты. Кроме того, потрясения могут распространиться на соседние районы. Глава ФРС США Бен Бернанке заявил во вторник, что устойчивый рост цен на нефть и другие сырьевые товары может привести к замедлению экономического роста и повышению темпов инфляции.

«Еще несколько недель назад считалось, что премия, то есть прирост цены на нефть, вызванный такими событиями, оценивается в 10—15 долларов за баррель. Я думаю, что сейчас эта цифра существенно выросла — до 20—25 долларов за баррель», — сказал Марченко в интервью РИА Новости. «Для нас как для страны и в среднесрочной, и долгосрочной перспективе уровень цен 85—90 долларов за баррель был бы гораздо более комфортным, потому что в отличие от многих других стран пик добычи нефти будет в двадцатые годы, и после этого будет плато до 2035 года. То есть нам очень важно, чтобы цены на нефть были приемлемыми в двадцатые-тридцатые годы, так как объем экспорта будет вдвое больше, чем сейчас. А ситуация высокой цены на нефть в настоящем стимулирует переработку сланцев и инвестиции в альтернативные источники энергии, что приведет к падению цен на нефть через 10—15 лет. Нам этого точно не надо», — пояснил собеседник агентства.

По его словам, это выгодно развитым странам, таким как США, Великобритания и Норвегия, поскольку они уже прошли пик добычи нефти. «Они как нетто-импортеры, за исключением Норвегии, чем дальше, тем больше будут страдать от высоких цен на нефть», — сказал Марченко. В экономике важную роль играет мотивация — чем больше страны будут зависеть от импорта, тем больше они будут мотивированы к снижению этой зависимости, отметил он. «Канада, где находятся огромные запасы нефтяных, или битумных, сланцев, представляет огромные возможности для них, и при ценах 85—90 долларов за баррель это все становится рентабельным, а при цене 110 долларов за баррель разработка сланцев становится высокорентабельной, и отказаться от этого будет очень сложно», — описал ситуацию глава Нацбанка.

«Даже если через 15—20 лет Казахстан станет пятым экспортером в мире, все равно цену на нефть мы определять не сможем. Мы в этом смысле price taker. Кроме того, мы не входим в ОПЕК, — продолжил он. — Таким образом, цены выше 90 долларов за баррель в среднесрочной и долгосрочной перспективе могут обернуться против нас, а ниже — на уровне 80—85 долларов за баррель — нас вполне устраивают, это сохранение статус-кво в технологическом плане».

Как считает Марченко, в дальнейшем росте нефтяных цен никто не заинтересован. «Это может привести к тому, что США начнут выпускать нефть из своих стратегических резервов на рынок, и Саудовская Аравия, у которой есть неиспользованный потенциал, которая как страна ОПЕК может покрыть поставки, прекратившиеся из-за событий в Египте и Ливии, и добавят 1—2 миллиона баррелей в сутки. Если будут такие заявления и действия стран со стратегическими резервами и Саудовской Аравии, России и других производителей, то тогда рынок успокоится. Он волнуется из-за неопределенности: все начинают предполагать худшее и нервничать», — сказал Марченко.