Во вторник состоялось первое с момента признания Международного Промышленного Банка банкротом собрание его кредиторов. На нем был избран комитет кредиторов и принят к сведению отчет о финансовом состоянии банка и его имуществе. В состав комитета кредиторов (собрание проголосовало за минимально возможный по закону его размер — три человека) вошли два представителя ЦБ РФ (регулятору банк должен 32 млрд рублей) и один представитель крупнейших кредиторов, говорится в сообщении Агентства по страхованию вкладов, выполняющего функции конкурсного управляющего. По сведениям газеты «Коммерсант», третий член комитета кредиторов представляет в одном лице интересы «Северстали» (ей банк должен 4,1 млрд) и структур холдинга «Сухой» (претендует в МПБ на 3,95 млрд).

Исход прошедшего накануне собрания, скорее всего, был предрешен, считают опрошенные изданием эксперты. Всего в нем участвовали 92 кредитора, обладающие 79,1% голосов. Учитывая, что общий размер обязательств Межпромбанка составляет порядка 80 млрд рублей, а на собрании присутствовали обладатели прав требования к банку на сумму чуть больше 60 млрд, у ЦБ и двух крупнейших кредиторов (у которых совместно требований к банку на 40,05 млрд рублей), в случае если они голосовали сообща, было абсолютное большинство. Причем с точки зрения как количественного, так и поименного состава комитета кредиторов.

«По закону о банкротстве количественный состав комитета кредиторов определяется голосованием присутствующих кредиторов: чем он меньше, тем больше контроля в нем получают крупнейшие кредиторы, — указывает глава комитета кредиторов банка «Диалог-Оптим» Карен Мартиросов. — С точки зрения равенства прав всех кредиторов, особенно миноритарных, тем более физлиц, это не совсем справедливо». Впрочем, нарушений закона тут нет: кредиторы имеют право голосовать согласованно, указывают другие эксперты.

По сведениям газеты, если бы кредиторы проголосовали за более широкий состав комитета, в него бы попали представители структур Сергея Пугачева, которому принадлежал банк. Участие в комитете кредиторов дало бы им доступ к инсайдерской информации о ходе конкурсного управления в банке и, как следствие, возможности более оперативного реагирования на действия конкурсного управляющего, что, в свою очередь, затруднило бы возврат активов. «Риск вхождения структур, близких к Пугачеву, в состав комитета кредиторов МПБ был вполне реальным, — указывает первый замгендиректора АСВ Валерий Мирошников. — Входящие в подконтрольную ему ОПК «Северная верфь» и Балтийский завод вместе имеют достаточно крупные требования к банку и попали бы в комитет кредиторов, будь он шире». Кроме того, требования к банку на достаточно крупную сумму имеет SPV, выступавшая эмитентом еврооблигаций МПБ на 200 млн долларов и 200 млн евро (привлеченные средства она разместила в МПБ в качестве депозитов). По словам Мирошникова, SPV даже зарегистрировалась в составе кредиторов банка, но ее представители на собрание не явились. По сведениям «Коммерсанта», причина техническая — структуры Пугачева не успели договориться между собой о представлении интересов.

Впрочем, каким бы ни стал в итоге состав комитета кредиторов МПБ, фактический ноль в активной части баланса банка он не отменяет. Из ликвидных средств (в кассе и на корсчете в ЦБ) у МПБ всего 800 млн рублей, 200 млн из которых, как сообщалось ранее, к концу марта уйдут на конкурсное производство. Кредиторы могли бы рассчитывать на взыскание и реализацию 13% акций «Сухого», заложенных по выданному МПБ кредиту на 3 млрд рублей. Их в АСВ еще недавно называли единственным реальным активом. Однако, как выяснилось на днях, быстро эти акции обратить в деньги, скорее всего, не удастся. Как рассказали газете в АСВ, незадолго до отзыва у МПБ лицензии кредитный договор по этой ссуде был изменен в сторону сокращения срока погашения кредита. Договор же залога при этом не менялся. В такой ситуации собственники банка могут отказаться отдавать обеспечение и предпринять попытку через суд признать договор залога незаключенным, ссылаясь на существенное изменение условий кредитного договора. По словам юристов, существующая судебная практика по этому вопросу разрозненная, суд необязательно примет сторону залогодателя, но для затягивания процесса по взысканию залога такой подход вполне годится.

По данным ЦБ, в 2009 году было удовлетворено 9,9% всех требований кредиторов ликвидированных банков.