Над Россией снова нависло нефтяное проклятие — риск необдуманного роста госрасходов, беспокоятся эксперты Всемирного банка (ВБ). Об этом в четверг пишет газета «Ведомости».

Мир переживает новый нефтяной шок: цена барреля нефти в 2011 году составит 96,8 доллара, в 2012 году — 92,3, прогнозирует Всемирный банк. Это время нужно использовать для корректировки бюджета и подготовки к периоду низких цен на нефть — их падение неизбежно, говорит главный экономист ВБ по России Желько Богетич: «Вы еще помните 1998 год?». Нужно как можно быстрее сокращать дефицит и снова накапливать резервный фонд — сейчас в нем менее 2% ВВП, указывает он. Политика накапливания позволяет помимо создания «подушки безопасности» поддерживать бюджетную дисциплину и снижать инфляцию, тем самым обеспечивая долгосрочную макроэкономическую устойчивость, добавляет экономист ВБ Сергей Улатов.

Но пока все наоборот: высокие цены на нефть и грядущие выборы провоцируют увеличивать бюджетные траты. Они поддерживают инфляцию, которая затрудняет долгосрочные инвестиции и съедает реальные доходы населения. В Россию возвращается нефтяное проклятие, не исключает Богетич. Сохранение дефицита не только создает риск не справиться с ситуацией при возможном падении нефтяных цен, но и становится тормозом для экономики России. Несмотря на разгон цен на нефть, в 2011 году она вырастет на 4,4%, чуть меньше, чем ожидал ВБ еще в ноябре (4,5%), а инфляция составит 8—9%.

Планы правительства сократить дефицит с 4,1% в 2010 году до 2,9% в 2013-м разумны, но недостаточны, считают эксперты ВБ. По оценкам Богетича, достичь нулевого дефицита федерального бюджета возможно уже в ближайшие два года; дефицит консолидированной казны будет менее 1% уже в 2011 году. Потенциал сокращения консолидированных расходов Богетич оценивает в 8—9% ВВП — с текущих 39 до 30—31% за 4—5 лет. Для федерального бюджета ключевая задача — сокращать разрыв между расходами и ненефтегазовыми доходами с почти 13% ВВП в 2010 году до докризисных 4% в 2015-м, на два года раньше, чем предполагает Минфин.

Ужесточение бюджетной политики вовсе не исключает реализации программ модернизации экономики. Потребности в дополнительном финансировании модернизации экономики составляют 7,7% ВВП в 2011—2013 годах, посчитали в ВБ. Планы правительства по повышению доходов (увеличение акцизов, улучшение администрирования) и оптимизации расходов предполагают получить дополнительные ресурсы в 5,1% ВВП. Возникает разрыв в 2,6% ВВП. Значит, требуется активнее сокращать непродуктивные расходы, повышать эффективность доходной базы, говорится в докладе ВБ. Например, в конкурсах на дорожные работы в субъектах участвуют только региональные подрядчики, зачастую не имеющие необходимой техники; нужно делать такие конкурсы межрегиональными и запретить субподряды, советует ВБ. Повышение конкуренции при размещении госзаказа на ремонт и содержание дорог высвободит 0,5% ВВП бюджетных денег. Сокращение антикризисных субсидий секторам экономики даст еще около 1% ВВП. Улучшение налогового администрирования — 1%. В целом дополнительный скрытый ресурс — 4% ВВП за три года, посчитали в ВБ.

Еще один источник — улучшение инвестклимата. «Это заблуждение, что задачи поддержки экономического роста решаются только деньгами: они решаются эффективными деньгами, а также реформами», — подчеркивает Богетич. Выбор между задачей сокращения дефицита (позиция Минфина) и поддержки экономического роста за счет увеличения госинвестиций при сохранении бюджетного дефицита в 2—3% (позиция Минэкономразвития), с точки зрения ВБ, очевиден. «Невозможно жертвовать макроэкономической стабильностью ради обеспечения экономического роста: нет стабильности — нет и роста», — заключает Богетич.