В борьбе с криминальными банковскими банкротствами ЦБ решил ужесточить санкции к недобросовестным топ-менеджерам банков. Регулятор делает это, не дожидаясь законодательных поправок, — на уровне собственного нормативного акта, пишет в пятницу газета «Коммерсант». ЦБ намерен требовать отстранения не только предправления, но и руководителей банков рангом ниже, если ситуация в кредитной организации близка к критической. Действиям ЦБ предшествовало заявление президента ВТБ Андрея Костина, упрекнувшего регулятора в неэффективном надзоре, допустившем «беспределы» в Межпромбанке, ВЕФК, «Славянском» и Банке Москвы.

Банк России разместил на официальном сайте проект поправок к инструкции, регламентирующей порядок регистрации банков и выдачу им лицензий. Среди массы технических изменений есть одно, которое существенно увеличивает полномочия регулятора по контролю за недобросовестными топ-менеджерами банков. После того как поправки вступят в силу, члены правления банка, зампреды, руководители филиалов и их заместители при согласовании своих кандидатур в ЦБ на соответствующие должности должны будут указывать круг подразделений банка и направления деятельности, которые они курируют. Более того, об изменении сферы своей компетенции они обязаны будут информировать ЦБ в течение десяти календарных дней с момента таких изменений. Сейчас эта информация Банку России не предоставляется, что затрудняет применение санкций к топ-менеджерам банка ниже уровня председателя правления.

По закону «О Центральном банке» в случае неустранения банком выявленных в его деятельности нарушений, а также если деятельность банка создает реальную угрозу интересам кредиторов и вкладчиков, Банк России вправе потребовать замены руководителей кредитной организации, а именно председателя правления, его заместителей, членов правления, главного бухгалтера и его замов, а также руководителей, главбухов и заместителей главбухов филиалов. Однако на практике требования о замене ЦБ выдвигает в основном лишь в отношении председателей правления (в прошлом году такое требование ЦБ выдвигал шесть раз).

«Как единоличный исполнительный орган банка предправления отвечает за все в нем происходящее, однако практика показывает, что многочисленные нарушения могут совершаться топ-менеджерами более низкого ранга, без непосредственного участия главы банка, — говорит директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов. — Тем не менее ввиду неочерченности полномочий зампредов, членов правления, руководителей филиалов и их замов обоснованно потребовать их замены регулятору достаточно затруднительно». После вступления в силу предложенных поправок требование о замене может быть предъявлено не только предправления банка или бухгалтеру (за фальсификацию отчетности), но и топ-менеджеру, непосредственно отвечающему, например за кредитование, указывают в ЦБ.

На днях президент ВТБ Андрей Костин раскритиковал систему банковского надзора — он заявил, что Банк России не выполняет свои функции в объеме, достаточном для снижения рисков вывода активов и махинаций в банках со стороны их топ-менеджеров. «Отчасти ответственность за те «беспределы», которые мы видели в Межпромбанке, Банке Москвы, «Славянском», ВЕФК отсутствует оттого, что функции надзора не выполняются в той мере, в какой должны выполняться… С другой стороны, мне кажется, в ЦБ не хватает инструментов для оперативного реагирования», — заявил господин Костин, выступая на съезде Ассоциации российских банков.