Владимир Миловидов, которого на посту главы Федеральной службы по финансовым рынкам РФ в понедельник официально сменил замминистра финансов Дмитрий Панкин, подал прошение об отставке, когда понял, что задачи, которые он «для себя периодически ставил, в основном выполнены». «Я считаю, что сделал то, что хотел», — заявил он в интервью газете «Ведомости».

В числе основных достижений ФСФР в период его руководства Миловидов называет принятие закона о манипулировании и инсайде. «Я почувствовал, что реальный этап завершен и точка невозврата пройдена для меня как для руководителя службы, когда был принят закон о противодействии манипулированию рынком и инсайдерской информации… Если раньше ты взлетал, летел, пролетел основное расстояние, то дальше ты готовишься к посадке», — пояснил он.

В общей сложности за четыре года было принято девять законов. «Когда я пришел в ФСФР, первой была моя инициатива о допуске иностранных ценных бумаг на российский рынок. Сегодня у нас одна ценная бумага — белорусские облигации, но этот закон себя оправдает, он заложил потенциал для будущего. Также себя оправдал закон о российских депозитарных расписках, принятый предыдущим руководящим составом ФСФР. Мы готовили всю нормативную базу, чтобы РДР были выпущены и процесс заработал. Так будет и с иностранными ценными бумагами. Кроме того, были приняты поправки в Уголовный кодекс в части наказаний за нарушение законодательства на финансовом рынке, был увеличен размер штрафов в 10 раз (эмитенты поняли, что для них это дорого, и они стали раскрывать информацию), был принят закон о производных финансовых инструментах и поправки в Налоговый кодекс, закон о снятии ограничений с выпуска ценных бумаг хозяйственными обществами (он дал возможность конвертировать долги в акции и выпускать акции при чистых активах ниже уставного капитала), закон о существенных фактах (заставляет раскрывать бенефициаров и перекрестное владение акциями) и закон о клиринге и ликвидационном неттинге, — перечислил Миловидов другие успехи своей службы. — Все это знаковые события для российского финансового рынка».

«Кроме того, ФСФР стала намного сильнее в надзорной практике, — продолжил Миловидов. — Мы реально начали наводить порядок в сфере пенсионного обеспечения, приложили много сил для того, чтобы на финансовом рынке не было компаний-пустышек. Об этой проблеме говорит президент. C его подачи подготовлен закон, который направлен на то, чтобы не допускать появление пустышек в экономике. Мы с этим боролись и устраняли пустышки с рынка. Участники рынка по-разному относились к этим решениям, но отзывы лицензий были осмысленными и ответственными».

«Важное решение — это объединение с Росстрахнадзором. Это не лично мое достижение. Я никогда не был инициатором решения, но я всегда его поддерживал… Создается мощный финансовый регулятор, способный охватить практически все небанковские сегменты финансового рынка», — заключил Миловидов.

Он признался, что уход с должности главы ФСФР для него — «как гора с плеч, потому что ответственность колоссальная, период был очень сложный». Вернуться на госслужбу он, при наличии такого предложения, готов только через какой-то промежуток времени. «Мне надо отдохнуть и попытаться не хуже, чем на госслужбе, реализовать себя в другой сфере — в частном секторе», — заявил Миловидов.

По его словам, его новая работа, к которой он может приступить уже на этой неделе, не связана с фондовым рынком. Что касается МГИМО, где Миловидов стал завкафедрой, то «пока речь не идет о постоянном преподавании». «Но с сентября мы планируем новый курс на кафедре, который будет посвящен вопросам регулирования финансового рынка… и международному опыту в регулировании финансового рынка», — добавил он.

Отвечая на просьбу издания дать совет своему преемнику на посту руководителя ФСФР, Миловидов заметил: «Далеко не все привычные представления срабатывают на нашем российском рынке. Нужно иногда менять точку зрения, как происходило со мной. Я человек либеральной точки зрения, однако принимал иногда нелиберальные решения. Так было надо. Российский рынок к этому подталкивает. Иногда обычные представления об устройстве этого рынка не срабатывают и надо быть готовым к нестандартным решениям». «Человек должен быть очень осмотрительным, разумным и ответственным», — подытожил он.