В реакции российских чиновников на кризис 2008 года зачастую было больше здравомыслия, чем у западных коллег. Такое мнение в интервью «Ведомостям» высказал Владимир Миловидов, в понедельник официально сдавший свой пост главы Федеральной службы по финансовым рынкам заместителю министра финансов РФ Дмитрию Панкину.

«Российская чиновничья реакция на кризис была более мягкой и спокойной, нежели то, что мы наблюдаем на Западе. Там сейчас волна предложений и действий, которые плохо соизмеряются с их собственными заученными стандартами рыночной экономики, — когда предлагается регулировать зарплаты банкиров и ограничивать все, что можно ограничивать. Желание жесткого и всеобъемлющего регулирования является рецидивом чиновничества на те рыночные процессы, которые были. В России это намного мягче происходит. Мне кажется, что здравомыслия в некоторых случаях больше», — прокомментировал он ситуацию.

«Но это не означает, что государство с опытом 2008 года за плечами не должно заниматься более жестким регулированием рынка», — считает Миловидов. «Целый ряд вопросов имели объективно экономический характер и вытекают из природы финансового рынка. Финансовый рынок так устроен, что постоянно генерирует новые риски, способы защиты от этих рисков, торгует этими рисками. Это свойство финансового рынка. На каком-то этапе постоянное генерирование новых рисков и их защита через рыночные механизмы отрываются от сути финансовой индустрии как индустрии, которая занимается обеспечением движения капитала в экономике. Один риск наслаивается на другой риск, формируется соответствующий доход — финансовая надстройка начинает отрываться от долгосрочной экономической цели, и государство вынуждено обратно притягивать финансовый рынок к его экономической функции, к его социальной ответственности перед обществом, а не только перед карманами банкиров и финансистов», — пояснил суть кризисных процессов и госреакции на них экс-руководитель ФСФР. Но западный мир и регулирование там доказали, что даже при гораздо больших, чем в РФ, ресурсах контроля и надзора на финансовом рынке такие кризисы все равно происходят, продолжил он. «Lehman Brothers никто не мог вычислить — он все равно произошел. Это говорит о том, что кризисы случаются, будут случаться и уникального единственного средства, которое позволяет предотвратить кризис, нет. Это как вирус. Постоянно изобретаешь новую вакцину, а он мутирует и начинает развиваться заново», — сравнил Миловидов.

Впрочем, «российский рынок отдельно этот вирус не поразит», успокоил он: это может случиться только в рамках глобального кризиса. «Какой-то сбой системы может произойти, — допускает Миловидов. — В моем понимании кризис 2008 года был сбоем того этапа развития финансового рынка, который длился на протяжении последних 20—25 лет начиная с начала — середины 1980-х годов. С этого момента были заложены процессы бурного инновационного развития финансового рынка. В 2008 году этот этап завершился острым кризисом».

Наступление очередной волны кризиса он назвал «невероятным» — пока. «За исключением ситуации, которая носит внеэкономический характер и связана с серьезными проблемами, которые сейчас происходят в мире, как природного характера (имею в виду Японию), так и «пожарами», которыми полна Северная Африка и Ближний Восток», — оговорился экс-чиновник.