Правительство Дании от лица Датского энергетического агентства (Danish Energy Agency, DEA) в пятницу распространило заявление об отказе от участия в проектах совместного осуществления (ПСО) в России в рамках Киотского протокола. Поводом для отказа от совместных инвестпроектов, как пишет «Коммерсант», послужила «обеспокоенность тем, будут ли удовлетворены российским правительством заключенные договоры на покупку сокращений (выбросов СО2. — Прим. издания) или передача сокращений в конце концов будет обусловлена требованиями оператора углеродных единиц — Сбербанка». Более всего DEA беспокоят указанные Сбербанком минимальная цена тонны сокращений в 10 евро, применение к контрактам российского права, а также участие оператора в качестве третьей стороны контракта. В заявлении агентства говорится: ответа на вопрос о том, каковы правовой статус заключенных ранее контрактов ПСО и юридические основания для выполнения рекомендаций по новым ПСО Сбербанка, DEA получить не удалось, несмотря на «постоянное тесное взаимодействие» Сбербанка и правительственного координатора киотского рынка — Минэкономразвития. В поставленный DEA «дедлайн — 14—15 марта 2011 года» ответа не последовало и от российско-датского межправительственного совета. В итоге DEA решило передать проекты «другим сторонам».

Оксана Чуева, отвечающая за реализацию ПСО в генеральном консульстве Дании в РФ, пояснила «Коммерсанту»: DEA намерено выйти из четырех текущих ПСО, но останется в консорциуме инвесторов пятого — проекта «Роснефти» по утилизации попутного газа на Комсомольском месторождении, который с 2010-го по 2012 год должен сгенерировать 6,6 млн единиц сокращений выбросов (ЕСВ, равна тонне СО2-эквивалента). Контракты на покупку ЕСВ по четырем проектам (два из которых одобрены Сбербанком и МЭР) были заключены до прихода в июне 2009 года на рынок Сбербанка как оператора рынка.

Спустя год после объявления Сбербанком первого конкурса по ПСО и одобрения более чем 30 проектов, генерирующих порядка 60 тыс. ЕСВ, иностранным покупателям было передано 6,5 млн ЕСВ, в отношении передачи 6,2 млн из которых идут судебные разбирательства. «Как адаптировать заключенные ранее контракты под новые условия — проблема Сбербанка», — заявлял изданию заместитель главы департамента инфраструктурных реформ, госрегулирования тарифов и энергоэффективности Минэкономики Олег Плужников. Но, похоже, Сбербанк больше всего интересуют поправки к постановлению правительства № 843 от 28 октября 2009 года, которые должны узаконить его участие в качестве третьей стороны киотских сделок. Как утверждали в МЭР в конце января 2011-го, исправленное постановление находилось в Минюсте, но до сих пор так и не увидело свет.

Между тем Сбербанк уже разослал участникам рынка проект трехстороннего контракта со своим участием. «Сам по себе факт заключения трехстороннего контракта между участниками проекта со Сбербанком не отменяет и не делает недействительным ранее заключенные договоры, опосредующие продажу ЕСВ по проекту», — говорит юрист Baker & McKenzie Сергей Ситников. «К сожалению, как показал уход датского фонда с российского рынка, стандартный договор, который предлагает подписать Сбербанк, является неприемлемым для многих участников», — считает региональная управляющая по углеродному рынку Gazprom Marketing & Trading Татьяна Файзуллина, получившая предложения оператора.

Впрочем, по словам Ситникова, некоторые участники рынка готовы заключать трехсторонний контракт со Сбербанком при наличии другого действующего контракта. Более того, по данным «Коммерсанта», такие компании уже нашлись. Но теперь даже при утвержденном и зарегистрированном проекте они не могут дождаться выпуска ЕСВ для передачи за границу. Как рассказал изданию один из участников рынка, новое постановление должно закрепить вознаграждение оператора в размере 0,10 евро с ЕСВ. Кроме того, Сбербанк сможет предлагать свои брокерские услуги еще за 0,20 евро с ЕСВ, отменив полностью конкурсы по проектам. «Какова реальная добавленная стоимость действий Сбербанка на рынке — непонятно. Его функция гипертрофирована», — отметил собеседник газеты. Когда будут и будут ли согласованы и утверждены изменения в постановление № 843, неизвестно. Представитель «Роснефти» заявил «Коммерсанту»: в компании намерены доделать два имеющихся проекта и на этом с ПСО закончить. «Участники рынка теряют терпение и интерес к работе в России, поскольку прогресс очень медленный и непредсказуемый по результатам. Срок действия Киотского протокола истекает в 2012 году, и, как видится, Россия не собирается играть сколь-нибудь значимой роли на международном углеродном рынке в будущем», — отмечает Файзуллина.