Процесс обращения взыскания на активы, заложенные по кредиту, выданному Международному Промышленному Банку Центробанком РФ, вскрыл круговорот залогов в банке-банкроте, который остался должен кредиторам более 80 млрд рублей. Судостроительные активы Сергея Пугачева, являвшегося владельцем МПБ, оказались заложены фактически четырежды. Об этом во вторник пишет «Коммерсант».

В Арбитражном суде Москвы во вторник состоится очередное заседание по иску Банка России об обращении взыскания на судостроительные активы экс-сенатора Сергея Пугачева, заложенные по кредиту на 32 млрд рублей, не возвращенному подконтрольным ему Межпромбанком. На заседании помимо вопроса о выборе оценщика для определения справедливой стоимости «Северной верфи» (в залоге у ЦБ — 75% акций) может быть рассмотрен встречный иск одного из собственников «Северной верфи» к ЦБ о признании договора залога недействительным (был подан 7 апреля). В исковом заявлении ООО «Агропромсоюз» (является акционером и одним из залогодателей акций верфи) компания прямо обвиняет Банк России «в злоупотреблении правом с намерением в первоочередном порядке, в ущерб имущественным интересам третьих лиц (кредиторов банка) получить удовлетворение своих требований».

Свои обвинения истец строит на том, что для обеспечения реструктурированных в июле прошлого года обязательств МПБ перед регулятором последний, по мнению «Агропромсоюза», лишил аналогичного обеспечения других кредиторов банка. Согласно сведениям, указанным в исковом заявлении (есть в распоряжении газеты), до 15 июля прошлого года судостроительные активы Пугачева были заложены непосредственно Межпромбанку по выданным им кредитам. 15 июля, спустя неделю после подписания соглашения о реструктуризации долга МПБ перед ЦБ (было заключено 8 июля), эти соглашения о залоге были расторгнуты. А акции «Северной верфи» и других судостроительных активов Пугачева — Балтийского завода и КБ «Айсберг» — были заложены уже непосредственно Банку России.

Однако, как выяснилось, историю движения залогов от Межпромбанка к ЦБ авторы встречного иска рассказали в нем не полностью. Как сообщили изданию в Агентстве по страхованию вкладов (конкурсный управляющий МПБ), после оформления акций судостроительных активов в залог ЦБ регулятор дал разрешение на последующий залог этих акций Межпромбанку, который, таким образом, стал вторичным после Банка России залогодержателем. «Таким образом, требования МПБ к заемщикам на 7 миллиардов рублей как были обеспеченными, так и остались», — отмечают в АСВ, оговариваясь, что 7 млрд — это сумма требований, обеспеченная де-факто, де-юре в отчетности банка создавалась видимость, что этими залогами обеспечены кредиты на 52 млрд рублей.

При этом в АСВ признают, что уровень итоговой обеспеченности кредитов залогами, достигнутый в результате их переоформления, будет зависеть от той цены, по которой ЦБ реализует акции судостроительных предприятий Объединенной промышленной корпорации (принадлежит Пугачеву; туда входил и Межпромбанк. — Прим. ред.). Если ЦБ продаст залоги, например, за 40 млрд рублей, то другие кредиторы Межпромбанка ничего не потеряют и получат свои 7 млрд. Если залоги будут проданы за 32 млрд (ровно столько должен МПБ Центробанку) и менее, то они не получат ничего.

Впрочем, если бы ЦБ не стал залогодержателем и все осталось, как было, кредиторы Межпромбанка от этого вряд ли выиграли бы. «Если бы на залог удалось обратить взыскание, 7 млрд рублей мы в конкурсную массу, возможно, и получили бы, но при продаже залогов за большую сумму, что вероятно, получателем остатка стали бы структуры Сергея Пугачева, что идеологически неправильно при наличии неудовлетворенных требований кредиторов банка более чем на 80 миллиардов рублей, — указывают в АСВ. — При этом ЦБ в качестве необеспеченного кредитора встал бы в общую очередь, что превращает 7 миллиардов рублей при их пропорциональном распределении между всеми кредиторами в каплю в море».

При этом с учетом того, как первоначально были оформлены залоги акций судостроительных активов Межпромбанку, даже такое развитие событий было маловероятно, продолжают в АСВ. «Когда мы в качестве конкурсного управляющего пришли в банк, выяснилось, что все договоры залога подписаны факсимильной подписью, а это сводит шансы на получение обеспечения к минимуму, — пояснили в агентстве. — В результате переоформления залога судостроительных активов они стали чуть ли не единственными, на документах о залоге которых стоят реальные подписи». Именно по этой причине роль вторичного залогодержателя при всех ее недостатках лучше, чем первичного, но с «криво» оформленными залогами, резюмируют в агентстве. В Банке России не стали комментировать встречный иск структур ОПК, оставив свои аргументы для судебного заседания. Относительно переоформления залогов там лишь отметили, что в ЦБ существует строгое правило — активы, которые принимаются в залог, должны быть свободны от обременений.

Впрочем, фактически судостроительные активы Сергея Пугачева оказались заложены даже не трижды — в МПБ, ЦБ и снова МПБ, а четырежды. Партнер фирмы «Дьюи энд ЛеБоф» (представляет интересы держателей еврооблигаций МПБ) Сергей Вольфсон напоминает, что держателям еврооблигаций, номинированных в евро, в свое время была предоставлена гарантия компаний группы «ОПК», владеющих заложенными судостроительными активами. Эта гарантия предполагала, что расчет с держателями облигаций будет обеспечен средствами от продажи судостроительных активов. «Поэтому с точки зрения держателей еврооблигаций оценка заложенных активов для обращения взыскания является ключевым вопросом», — указывает Вольфсон. И в этой связи держатели еврооблигаций МПБ «надеются на твердую позицию ЦБ». Правда, если с АСВ у облигационеров, по их собственному признанию, сложились рабочие отношения, то с ЦБ контакта пока не получилось. Письма держателей евробондов регулятору, в которых, по сведениям «Коммерсанта», они просят ЦБ об информационном взаимодействии, пока остались без ответа.