Возбуждено уголовное дело против сотрудников мытищинской милиции, которые поставляли данные прослушки первого зампреда ЦБ РФ Андрея Козлова его убийцам. Об этом пишет в четверг газета «Ведомости».

На процессе по делу об убийстве Козлова говорилось, что организаторы и исполнители преступления следили за ним, располагая адресом и номерами машин, но использование данных прослушки не упоминалось, вспоминает адвокат семьи Козлова Владимир Сакович. Но в апреле 2009 года при расследовании дела о вымогательстве денег у коммерсанта Александра Ботана удалось установить, кто помогал убийцам Козлова, — такие показания дал руководитель одной из юридических консультаций Москвы Сергей Косарев. Его слова подтвердили убийцы Козлова.

Косарев в июне 2006 года заказал прослушку Козлова знакомому следователю, а тот поручил прослушивание мытищинским милиционерам Сергею Рыбакову, Роману Заике и Владиславу Зиньковскому. Рыбаков сейчас оперуполномоченный в ГУВД Москвы, а Заика и Зиньковский продолжают работать в Мытищах и получили повышение.

Против этих трех милиционеров следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (СКР) по Московской области Илья Деев 17 марта возбудил уголовное дело. Им вменяется злоупотребление должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 Уголовного кодекса): они передали детализацию (данные о звонках с привязкой к базовым станциям, что позволяет определить передвижения абонента) телефонных переговоров Козлова и его водителя Александра Семенова их убийцам.

Деев подтвердил «Ведомостям», что возбуждал дело против этих милиционеров, но сейчас оно передано следователю Лукьянову. Представитель СКР по Московской области Ирина Гуменная сказала, что уголовное дело против трех сотрудников УВД Мытищ расследуется, но имен не назвала. Зиньковский от комментариев отказался, Заика сообщил, что считает возбуждение дела против него незаконным.

Как рассказал изданию сотрудник правоохранительных органов, Рыбаков, Зиньковский и Заика санкцию на прослушивание телефонов Козлова и Семенова получили у судьи Мытищинского горсуда Светланы Бодровой. Затем данные прослушки были переданы преступникам через посредника — таковым Косарев назвал руководителя одного из отделов серпуховского подразделения Следственного комитета при прокуратуре Андрея Сидякина. Косарев подтвердил газете, что в своих показаниях указывает на Сидякина.

Сидякин в июне 2009 года уволился из Следственного комитета и преподает в Московском государственном университете леса, который расположен в Мытищах. Сидякин, Рыбаков, Зиньковский и Заика давали объяснения в департаменте собственной безопасности (ДСБ) МВД и в Генпрокуратуре, их объяснительные и результаты проверки ДСБ были направлены в Следственный комитет — но там больше года не могли выделить это дело в отдельное производство. Только в декабре 2010-го, когда в суде оказались материалы по делу Ботана, в которых были те самые показания Косарева, отдельное дело появилось, но только против Рыбакова, Заики и Зиньковского.

Сидякин как подозреваемый в деле не фигурирует. Возможно, так произошло потому, что вина этих троих подтверждена документально, а Сидякин успел своим уходом спасти честь мундира; в любом случае можно предположить, что Следственный комитет старался замять ситуацию, считает собеседник в московском областном ГУВД. Стоили услуги по установлению вполне легальной слежки, по данным собеседников «Ведомостей» в правоохранительных органах, от 700 до 2 тыс. долларов; сейчас цены сильно повысились.

Оперативный сотрудник МВД говорит, что существует большое количество способов вписать в постановление о прослушивании практически любой телефон и привязать его к любому уголовному делу, судьи в такие вопросы не вникают. По его мнению, милиционеры наверняка не знали, детализацию чьих телефонов им предложили продать: если бы они знали, что это телефон зампреда ЦБ, не стали бы связываться.

Если в ходе следствия не будет выявлено более поздних эпизодов торговли прослушками или преступление не будет переквалифицировано в более тяжкое (ч. 3 ст. 285 — «Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»), то дело будет закрыто: сроки давности истекли еще в 2008 году.

Постановления о возбуждении уголовного дела были вручены всем троим фигурантам, но это не помешало одному из них, Зиньковскому, уже после этого быть назначенным ответственным за безопасность президента Дмитрия Медведева во время его пребывания 23 марта в Мытищах на «Метровагонмаше». За это должен был отвечать замначальника УВД Мытищ Дмитрий Леонов, но непосредственно перед приездом президента сложилась ситуация, потребовавшая замены Леонова, и главным по безопасности Медведева стал подозреваемый Зиньковский. Начальник УВД по Мытищам Игорь Яковлев, который и принимал в тот день это решение, заверил «Ведомости», что постановления о возбуждении дела не видел и ему об этом деле неизвестно.

По мнению адвоката Саковича, расследовать до конца дело о незаконном использовании милицейских прослушек преступниками необходимо: это очень опасное явление, требующее принятия превентивных мер.

Как указано на «Википедии», в 21:30 мск 13 сентября 2006 года на парковке в Москве на Андрея Козлова и его водителя было совершено покушение. Водитель погиб на месте, а банкир был тяжело ранен в шею и голову и в критическом состоянии доставлен в больницу, где ему была сделана операция. В 5:30 следующего дня он скончался, не приходя в сознание.

Генпрокуратура РФ установила, что убийство носило заказной характер. Заказчик, экс-банкир Алексей Френкель, в ноябре 2008 года был приговорен к 19 годам тюрьмы.