Высший арбитражный суд РФ собирается запретить банкам брать лишние проценты за досрочное погашение кредита и может признать незаконными комиссии в кредитных договорах. Об этом пишут «Ведомости», ссылаясь на оказавшийся в распоряжении издания проект обзора судебной практики по корпоративному кредитованию, подготовленный ВАС. Как уточняет газета, арбитражные судьи не обязаны следовать рекомендациям из обзора, но на практике руководствуются ими. По словам замруководителя аппарата суда Андрея Егорова, окончательный вариант документа пока не подготовлен, но цель — рассмотреть его на президиуме ВАС в середине мая.

Эти разъяснения будут применимы при кредитовании не только компаний, но и граждан, подчеркивает Егоров.

По проблеме банковских комиссий, которую намерен окончательно решить ВАС, президиуму суда предложено два варианта разъяснений. В базовом плата за выполнение банком отдельных операций возможна, только если клиенту оказывается самостоятельная услуга. В пример приводится дело, в котором заемщик требовал от банка вернуть деньги, составляющие сумму комиссий внутри кредитного договора. ВАС констатирует, что комиссии, например, за рассмотрение заявки или ведение ссудного счета выплачивались за действия, не создающие для клиента «самостоятельного имущественного блага» или иного полезного эффекта. А значит, не являлись услугой в смысле статьи 779 Гражданского кодекса (договор возмездного оказания услуг). При таком подходе банк должен вернуть комиссии.

По альтернативному варианту ВАС предлагает считать комиссии притворными платежами, прикрывающими договоренности сторон о плате за кредит. Тогда комиссии заемщику не возвращаются.

ВАС уже дважды негативно оценивал комиссии при рассмотрении конкретных дел, напоминает Егоров. В 2010 году президиум суда в споре Роспотребнадзора с Русским Банком Развития (сейчас — «Открытие») признал незаконной комиссию за работу со ссудным счетом. По мнению Егорова, кредитный договор не нужно усложнять комиссиями — они должны быть учтены в ставке. Это простой договор вроде купли-продажи, ведь «когда вы приходите в магазин, с вас не берут комиссию за вход», замечает он; при этом включение комиссий в договор дезориентирует потребителей насчет реальной платы за кредит.

Проект также ограничивает аппетиты банков при досрочном погашении кредита. Если заемщик досрочно возвращает кредит и уплаченные за время пользования им проценты, банк не имеет права требовать проценты на оставшееся время действия договора.

Аналогичный подход применен к аннуитетным платежам — сначала гасятся в основном проценты за весь срок.

Если такой договор расторгается досрочно, банк не должен получать проценты за то время, когда деньгами фактически не пользовались, сказано в проекте. В этом случае банк обязан пересчитать уже уплаченные проценты и при необходимости вернуть часть заемщику.

Критикуется в проекте и повышение процентной ставки вследствие допущенного заемщиком нарушения при обслуживании долга. «Штрафные» проценты суд может снизить до приемлемого уровня по статье 333 ГК. Эта статья повсеместно применялась только к неустойке, «штрафные» проценты суды часто опасались трогать, хотя по сути они ничем от нее не отличаются, говорит Егоров, подчеркивая, что процент по самому кредиту суд снижать не вправе. Таким образом, суд не меняет условие договора, а лишь отказывает во взыскании возросших процентов в той части, которая, по мнению суда, является чрезмерной, объясняет он.

Часть разъяснений суд подготовил в пользу банков. Рыночные проценты и неустойка могут взыскиваться и после прекращения действия кредитного договора, говорится в обзоре. Сейчас если договор расторгается досрочно, то прекращают действие условия как по процентам, так и по неустойкам, объясняет Егоров: в итоге заемщик вместо рыночной ставки пользуется не возвращенными банку средствами по ставке рефинансирования. В обзоре же говорится, что в таком случае до выплаты кредита сохраняются прописанные в договоре проценты и штрафные санкции.