По итогам I квартала более 100 банков оказались убыточными или показали слишком низкую доходность, пишет в четверг газета «Коммерсант» со ссылкой на директора департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексея Симановского. Такие кредитные организации могли попасть в третью группу по экономическому положению. Согласно указанию ЦБ «Об оценке экономического положения банков», к третьей группе (всего их пять, самое лучшее положение у банков первой группы) относятся такие кредитные организации, недостатки в деятельности которых при их неустранении могут в ближайшие 12 месяцев привести к возникновению угрозы интересам их вкладчиков и кредиторов.

Этот результат деятельности значительного числа банков в I квартале стал причиной введения Банком России нового моратория на учет показателя доходности банков для оценки их экономического положения, пояснил Симановский. Как сообщалось ранее, повторный мораторий (документы о котором сейчас находятся в Минюсте) вводится до 31 декабря 2011 года. Предыдущий мораторий действовал с 1 июня 2009-го по 31 декабря 2010 года. «По итогам I квартала мы увидели, что события развиваются несколько иначе, чем это представлялось по итогам прошлого года, когда банки показали рекордную прибыль, — пояснил собеседник издания. — И делая выбор между формальным соблюдением установленных параметров доходности и достоверностью отчетности, мы предпочли достоверность».

С банками, которые не попадут в третью группу по экономическому положению благодаря мораторию, по информации газеты, не будут расторгнуты генеральные кредитные договоры с ЦБ, сохранят они и право размещать депозиты в ЦБ. Наличие депозитно-кредитных отношений с регулятором позволяет банкам участвовать в конкурсах на размещение средств местных бюджетов, гарантийных фондов, унитарных предприятий.

При этом продлевать другой мораторий — на исключение банков из системы страхования вкладов за нарушение количественных показателей деятельности — не планируется. Действие этого моратория истекает 30 июня 2011 года. «Продление этого моратория не в компетенции регулятора: для этого нужно вносить поправки в закон «О страховании вкладов», в котором указан такой критерий соответствия, как доходность», — пояснил Симановский.

Между тем участники рынка указывают, что нелогично продлевать послабления во внутреннем документе ЦБ и не продлевать — в федеральном законе. «Маржа бизнеса значительно снизилась, риски остаются на достаточно высоком уровне, конкуренция ужесточилась, — говорит руководитель службы внутреннего контроля Абсолют Банка Елена Букина. — Возможно поэтому при действующем моратории по участию в системе страхования вкладов (ССВ) некоторые банки так и не рискнули в полной мере раскрывать свои убытки в отчетности, предпочитая всеми возможными способами сохранять максимально привлекательные показатели».

В принципе целесообразно отказаться от показателя доходности в качестве обязательного критерия соответствия банков требованиям к участию в ССВ, говорит Симановский. «Жесткое требование соответствия количественным параметрам за исключением отдельных ситуаций несет неоправданный риск того, что жизнеспособный банк может быть ограничен в правах по ведению бизнеса и в итоге стать нежизнеспособным», — считает он. В целом показатели рентабельности не являются столь значимыми, как уровень достаточности капитала и ликвидности, потому что банк может показывать даже отрицательную рентабельность, если, к примеру, активно расширяет филиальную сеть, поясняет руководитель ЦЭА МФПА Сергей Моисеев.

Пока же в результате существования у регулятора двух подходов к оценке состояния банков складывается ситуация, когда банку, чье экономическое положение формально не угрожает интересам кредиторов и вкладчиков, может быть введен запрет на прием вкладов — из-за несоответствия требованиям к финансовой устойчивости для участия в ССВ, указывают участники рынка.

«С моей точки зрения, подход к оценке устойчивости банков-участников ССВ должен быть принципиально единым. Соответственно, система мер воздействия, в том числе запретов на отдельные виды деятельности, также должна быть одна — по закону «О Центральном банке» и «О банках и банковской деятельности»», — говорит Симановский.