С 22 апреля на горячую линию Пенсионного фонда России поступило почти 3 тыс. звонков граждан, обнаруживших, что их накопления без соответствующего заявления оказались переведены в тот или иной негосударственный пенсионный фонд. Об этом газете «Коммерсант» рассказала представитель ПФР Марита Нагога. По ее словам, «ни в прошлом году, ни в позапрошлом такого вала жалоб не было». По оценке советника президента Национальной ассоциации пенсионных фондов Валерия Виноградова, за 2005—2008 годы в ПФР поступило порядка 5 тыс. письменных обращений граждан в связи с незаконным переводом их средств, по итогам 2009 года таких обращений было около 900.

«Люди жалуются на то, что они либо вообще не заключали никаких договоров о переводе накоплений, либо были введены в заблуждение при подписании таких договоров», — уточняет Нагога. Граждане стали обращаться в ПФР после того, как начали получать уведомления по результатам переходной кампании 2010 года, в ходе которой можно было написать заявление о переводе своих пенсионных накоплений из ПФР в НПФ и обратно. Всем обратившимся в колл-центр гражданам советуют направлять письменные жалобы в ПФР, запрашивать в НПФ копию договора, а также обращаться в суды. Пока формализованных претензий немного — в центральное отделение ПФР в апреле их поступило 49, но ПФР уже запросил статистику в региональных отделениях.

Всего по итогам 2010 года в ПФР поступило 4,77 млн заявлений об изменении способа управления пенсионными накоплениями, из которых 870 тыс. по разным причинам были признаны недействительными, что является рекордом. Год назад было забраковано 440 тыс. заявлений. В результате переходной кампании 2010 года 3,9 млн человек изменили способ управления своими пенсионными накоплениями. Из них 3,4 млн перешли из ПФР в НПФ. По данным на 1 января, объем пенсионных накоплений, сосредоточенных в НПФ, составляет 155,4 млрд рублей.

На какие именно НПФ поступают жалобы, в ПФР не говорят, отмечая лишь, что среди них многие крупные фонды. Основной причиной всплеска числа жалоб в ПФР называют возросшую конкуренцию НПФ на рынке обязательного пенсионного страхования. Поскольку сегмент негосударственного пенсионного обеспечения (пенсионные резервы) после кризиса стагнирует, НПФ стремятся привлекать пенсионные накопления. Большую часть притока новых клиентов в фонды обеспечивают сторонние агенты, которые получают от НПФ вознаграждение за каждый договор. «Фонды вышли на открытый рынок, развернули агентские сети, но не могут обеспечить качество их работы. Для нас ответственность лежит именно на НПФ», — говорит Нагога. При этом она указывает, что на фонды, которые не прибегают к услугам сторонних агентов (например, НПФ Сбербанка и «Газфонд»), жалоб практически нет.

В ПФР уже разрабатывается регламент по заключению и расторжению трансферагентских соглашений с НПФ, на основании которых фонды могут самостоятельно принимать заявления о переводе накоплений. «Получение формализованных жалоб будет основанием для расторжения трансферагентских соглашений с фондом, а это значит, что для заключения договора с таким НПФ человеку придется писать заявление непосредственно в ПФР», — поясняет Нагога. По ее словам, лишь 5% граждан лично приносят в ПФР заявления о переводе своих накоплений в НПФ, а все остальные заявления поступают от трансферагентов. Таким образом, фонды, лишившись права самостоятельно принимать заявления, рискуют потерять основной канал привлечения новых клиентов. «ПФР занял крайне жесткую позицию по вопросу мошенничества с пенсионными накоплениями, значит, истинный масштаб проблемы гораздо больше тех 3 тысяч жалоб, поскольку большая часть населения не следит за тем, что происходит с их накоплениями», — говорит руководитель одного из НПФ.