Недостаток средств на корсчете в ЦБ РФ не помешал Международному Промышленному Банку Сергея Пугачева летом прошлого года провести платежей более чем на 8 млрд рублей. Для этого, как пишут «Ведомости» со ссылкой на бывших сотрудников банка, он использовал Межрегиональный клиринговый центр — небанковскую кредитную организацию, учрежденную в 2002 году и с тех пор, по данным ЕГРЮЛ, принадлежавшую либо Межпромбанку, либо компаниям, которые им владели.

МПБ стал самым крупным банком, лишившимся лицензии, за всю российскую историю, напоминает газета. В июле 2010 года он допустил дефолт по евробондам на 200 млн евро, из его активов ликвидными оказались лишь 3%, а треть пассивов были кредиты ЦБ на 31,8 млрд рублей. Эти кредиты сначала были без залога, а затем обеспечением по ним стали судостроительные активы структур Пугачева. Обратить взыскание на них ЦБ сейчас пытается через суд.

«Нам об этой компании (МКЦ) известно, — говорит первый заместитель гендиректора Агентства по страхованию вкладов (конкурсный управляющий МПБ) Валерий Мирошников. — У Межпромбанка был корсчет в этой НКО. Через него прошел ряд операций в то время, когда у самого Межпромбанка была уже приличная картотека по основному корсчету. Некоторые мы намерены оспорить, поскольку они осуществлялись за полгода до банкротства банка».

К самой компании у АСВ претензий нет — ее лишь использовали для расчетов, заверил Мирошников.

«Это очень интересная организация, похожая на транзитную структуру, — полагает аналитик Банка Корпоративного Финансирования Максим Осадчий. — Всплеск ее активности пришелся на июнь — июль 2010 года, до того времени она «спала». В июне через нее было прокачано 6,6 миллиарда рублей, в июле — 1,5 миллиарда, и это при активах всего в 6 миллионов рублей». Операции, по его словам, совершались между самой компанией и российскими банками-корреспондентами.

«До середины июля банк проводил через компанию все клиентские платежи, а потом денег не было уже физически», — вспоминает человек, близкий к Объединенной промышленной корпорации (ОПК), в которую входил Межпромбанк.

Были ли у Центробанка нарекания к работе НКО, Мирошников не знает. Узнать об этом в ЦБ и получить комментарии в самой НКО не удалось.

Финансист, близкий к МКЦ, знает, что в начале 2011 года компания была продана российским гражданам. Это подтвердил и другой собеседник «Ведомостей». Имена новых владельцев они назвать не смогли.

Получить комментарии ОПК изданию не удалось: ее пресс-служба перестала работать в апреле.