В воскресенье утром власти Марокко передали представителям российских правоохранительных органов екатеринбургского бизнесмена Алексея Калиниченко, который подозревается в мошенничестве.

По данным Генеральной прокуратуры, с 2003 по 2006 год Калиниченко с целью завладения деньгами граждан проводил на территории России широкую рекламную кампанию, обещая высокий доход за счет игры на межбанковском валютном рынке Forex. При этом он систематически публиковал в сети Интернет сфальсифицированные отчеты о положительных результатах своей финансовой деятельности.

Полученные от граждан средства злоумышленник перечислял на специально открытые банковские счета и присваивал. По имеющейся информации, Калиниченко таким образом получил около 1 млрд рублей.
Всего от действий Калиниченко пострадали более 4 тыс. жителей городов Москвы и Санкт-Петербурга, Свердловской и Ярославской областей, Краснодарского края, а также ряда других регионов России, Белоруссии, Украины, Германии, Израиля, Казахстана. По фактам его преступной деятельности возбуждено 119 уголовных дел, которые соединены в одном производстве.

В ходе следствия Калиниченко заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, в 2007 году он был объявлен в международный розыск. В июне 2008 года обвиняемый был задержан на территории Италии, и тогда же Генпрокуратура РФ направила в правоохранительные органы Италии запрос о его экстрадиции. Однако при помощи адвокатов Калиниченко убедил итальянских судей в том, что в случае его выдачи в Россию его жизни будет угрожать реальная опасность. Он даже написал обращение в ООН, в котором сообщил, что может быть помещен в СИЗО, в котором в свое время погиб один из лидеров «уралмашевской» преступной группировки.

Тем не менее, в октябре 2009 года Верховный кассационный суд Италии принял решение об экстрадиции Калиниченко в Россию. Тогда ему удалось скрыться, но через несколько месяцев он был вновь задержан в Марокко. В январе 2010 года Генпрокуратура РФ направила в компетентные органы этого государства запрос о его выдаче, а в июне 2010 года правительство Марокко удовлетворило этот запрос, несмотря на очередные обращения бизнесмена в международные организации.