Сбербанк в мае направил в комитет Госдумы РФ по финансовому рынку предложения о внесении изменений в ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» для обеспечения возможности оформления квот на вылов водных биоресурсов (ВБР) в качестве залога. Об этом, как пишет «Коммерсант», сообщила на прошедшем в понедельник во Владивостоке всероссийском совещании по совершенствованию законодательного регулирования рыболовства начальник юридического управления Приморского отделения Сбербанка Таисия Яковлева. По ее словам, сегодня доли квот на вылов ВБР (часть общего допустимого улова для каждого конкретного пользователя) относятся к неработающим активам.

Закон о рыболовстве ограничивает переход права на добычу, включая предоставление права в залог в качестве обеспечения по кредиту, а также переход права к другому лицу в случае взыскания при неисполнении обязательств по кредиту. «Несмотря на свою очевидную экономическую ценность и оборотоспособность, доли квот — это по сути еще не реализованное право на вылов, которое не может передаваться в залог в силу прямого законодательного запрета, а также отсутствия необходимой законодательной базы. Получается, что основной долгосрочный актив, который дает рыбакам возможность строить стабильную работу, исключен из залоговой базы», — пояснила изданию Яковлева.

Законопроект, в частности, предусматривает проведение аукционов на право заключения кредитных договоров, прекращение залога и выплату компенсаций в случае изъятия ВБР для госнужд, процедуру обращения взыскания на находящуюся в залоге долю квоты (планируется, что правом инициации аукциона при продажи квот на вылов, оформленных в залог, будет обладать залогодержатель — банк или судебный пристав), формирование резерва на возможные потери по ссудам для банков и др. Однако, как стало известно газете, документ не содержит методики оценки долей квот как предмета залога, которая позволила бы охарактеризовать ликвидность данного актива.

По мнению участников рынка, монетизировать долю квоты на вылов крайне сложно. Как рассказал президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев, в российском законодательстве не создана система стабильных вещных прав на природные ресурсы, куда относится и право на вылов ВБР. Другую проблему — «невидимость» доли квоты с бухгалтерской точки зрения — можно устранить, наделив квоту всеми признаками нематериального актива. «Расходы на приобретение доли квоты указаны в 97-м счете баланса, но не в отчете о прибылях и убытках, — указывает Зверев. — Баланс видит квоты, но они не отнесены ни к одному из существующих видов активов, поэтому пользователь финансовой отчетности не видит, как квота генерирует прибыль».

Впрочем, эксперты полагают, что корректно «обсчитать» право на вылов в любом случае будет достаточно проблематично, учитывая высокие риски отрасли.

Кредитованием компаний рыбной отрасли на Дальнем Востоке на сегодняшний день занимаются как филиалы крупных московских банков (Банка Москвы, Альфа-Банка, Россельхозбанка, Сбербанка и др.), так и региональные банки (Дальневосточный Банк, «Приморье»). При этом совокупный объем кредитного портфеля не превышает 5 млн рублей.

Участники рынка признают, что испытывают сложности с кредитованием, так как ограничены в залоговом имуществе. «Как правило, это морские суда, износ которых очень высок. С точки зрения банкиров это неликвидный актив», — заявил руководитель ООО «Магаданрыба» Руслан Теленков. Между тем, по словам управляющего филиалом Газпромбанка во Владивостоке Дмитрия Гутникова, в пополнении оборотных средств рыбный сектор не заинтересован: «Здесь у них все налажено: они кредитуются либо у иностранных партнеров, либо у покупателей под залог продукции, либо берут предоплаты. Если говорить о кредитах на основные средства производства, например флот, то здесь, к сожалению, отсутствует качественное рыночное предложение — хороший современный флот».

Что касается «обсчета» доли квоты, то, по мнению Гутникова, минимальный дисконт, который придется заложить, составит 30%.