Американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) выясняет, насколько правильную информацию о том, как и по какому курсу будут проводиться валютные операции, банки сообщали клиентам — пенсионным фондам, рассказал источник The Wall Street Journal. Как пишут «Ведомости», накануне WSJ сообщила, что Bank of New York Mellon мог проводить клиентские валютные операции в собственных интересах, о чем свидетельствуют данные 9 400 сделок, которые банк провел за последнее десятилетие для государственного пенсионного фонда Los Angeles County Employees Retirement Association (LACERA).

В 58% случаев BNY Mellon проводил сделки по наименее выгодным для фонда курсам — в пределах 10% от минимальной и максимальной цены в тот торговый день (покупал по максимальному курсу, продавал — по минимальному), подсчитали в WSJ. В результате операции стоили фонду на 4,5 млн долларов больше, чем если бы они проводились по среднему курсу за день.

Например, 8 марта 2010 года LACERA, управляющий активами на 33 млрд долларов и имеющий 156 тыс. клиентов, попросил банк обменять 8,1 млн евро на доллары. На межбанковском валютном рынке курс в тот день поднимался до 1,3704 доллара за евро, но BNY Mellon продал европейскую валюту по 1,361 — чуть выше минимального курса в тот день. Если бы обмен прошел по среднему курсу за день, фонд получил бы на 35 580 долларов больше.

Выполняя операции клиентов с валютой, банки не берут комиссию, как при сделках, например, с акциями, а зарабатывают на разнице курсов. Представитель BNY Mellon подтвердил газете правильность ее расчетов, но заявил, что ничего предосудительного в действиях банка не было: фонд знал или должен был знать, что при выборе курса для обмена валюты банк не действует в интересах клиента. В LACERA, однако, считают по-другому: обязательства банка как доверенного лица заставляют его действовать в интересах клиента и проводить сделки по наилучшей для последнего цене, говорится в январском письме фонда в BNY Mellon. Банк применял «скрытую наценку», и у него было обязательство «не зарабатывать прибыль втайне» от клиента, утверждают в фонде. Банк следовал положениям письменного договора с фондом, заявил его представитель. С тех пор LACERA перестал пользоваться услугами BNY Mellon для проведения части валютных операций.

Группа участников рынка подала иски в Вирджинии, Флориде и Калифорнии против BNY Mellon и State Street, обвинив их в искажении валютных курсов с целью извлечения выгоды. Банк информировал фонд не о том курсе, по которому в реальности проводил сделку, а выбирал курс (наименее благоприятный для фонда) в конце дня и уже по нему производил расчет для клиента, утверждается в исках, а разницу клал себе в карман. Генеральные прокуроры Вирджинии и Флориды начали расследование. Оба банка отрицают нарушения и заявляют, что сотрудничают со следствием.

У SEC нет полномочий по надзору за валютным рынком, а соглашения между доверенными банками и их клиентами обычно дают банкирам большую свободу действий с валютными операциями. Но SEC может вмешаться в случае нарушения закона о ценных бумагах. Один из вопросов, которые изучает регулятор, — не было ли случаев, когда банки предоставляли фондам неверную информацию о том, как они намерены совершать валютные операции.