Для решения задачи модернизации необходимо в 1,5 раза увеличить годовой объем инвестиций в основной капитал и как минимум в 2 раза — долю банковского сектора в инвестициях. Об этом заявил на ХХ Международном банковском конгрессе председатель совета Ассоциации региональных банков России, исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев.

По его мнению, которое приводится в сообщении ассоциации, первоочередная задача ближайших 2—3 лет — создание эффективного механизма наращивания инвестиций, российских и иностранных. Решение этой проблемы требует комплекса мер — институциональных (развития конкуренции, улучшения инвестклимата, снижения бюрократических барьеров), макроэкономических (снижения инфляции, снижения курса рубля, улучшений в состоянии бюджета и резервов, совершенствования управления денежным предложением), стимулирования развития банковской системы, финрынка, предприятий. В условиях достаточно нестабильной внешней среды проведения модернизации (с учетом выборов в Госдуму, выборов президента, проведения крупных международных спортивных и внешнеполитических мероприятий) государство должно усилить свою координирующую и институциональную роль в решении проблемы увеличения инвестиций.

Проекты, не создающие добавленную экономическую стоимость, по словам Мурычева, должны исчезнуть из практики финансирования с господдержкой. Для целей более активного вовлечения банков в кредитование экономики необходимо внедрить комплекс стимулирующих мер для расширения долгосрочной ресурсной базы банков и стимулирования инвестиций населения. Но даже при таком ресурсном потенциале российских банков возможны меры, стимулирующие рост кредитования проектов и программ развития российских предприятий.

Мурычев перечислил некоторые из возможных мер практического характера, назвав в их числе увеличение гарантируемого государством объема вкладов населения при их размещении на срок более 3 лет (пока объем депозитов населения и реального сектора на срок более 3 лет составляет всего 1 трлн рублей); освобождение от налогов доходов физических лиц, инвестирующих в российские ценные бумаги на срок более 3 лет; повышение капитализации российских институтов развития за счет размещения в них (прежде всего в ВЭБе и РВК) части средств Резервного фонда и ФНБ; освобождение от налогов доходов физлиц, направленных на финансирование венчурных стартапов; введение безотзывных вкладов; расширение использования госгарантий и проектов частно-государственного партнерства.

Очень важно, чтобы меры стимулирования длинных пассивов и роста кредитования банками рассматривать в тесной связи с мерами, предусматривающими экономические стимулы для предприятий к повышению рентабельности их работы и, следовательно, повышающими их заинтересованность в кредитовании проектов своего развития, отметил Мурычев. Он считает, что к числу таких мер можно отнести устранение устаревших непрозрачных и избыточных требований и норм промышленной безопасности, промэкологии, страхования опасных объектов, что может обеспечить экономию до 300 млрд рублей ежегодно; освобождение от налога на имущество (на 2—3 года) нового более производительного оборудования, внедрение амортизационной премии; освобождение от налога на прибыль той ее части, которая направлена на модернизацию предприятия.

Но главное, по его словам, — это расширение и повышение эффективности деятельности институтов развития, и прежде всего Внешэкономбанка, по двум направлениям. Речь, во-первых, об институциональном развитии этих организаций, создании новых, в том числе дочерних, организаций, содействующих привлечению не только иностранных инвестиций, но и отечественного частного капитала (примеры — Агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, Российский фонд прямых инвестиций, развитие деятельности РосБР по поддержке МСП).

Во-вторых, институтам развития для принятия стратегий и планирования своей деятельности необходимо увеличение уставного капитала или формирование долгосрочных источников пополнения своей капитальной базы (как это сделано в Бразильском банке развития), отметил Мурычев.