В ходе анализа ситуации в банках так называемой группы Матвея Урина были выявлены денежные потоки, направленные на приобретение части Рускобанка, контроль в котором (50% плюс одна акция) принадлежит Восточно-Европейской финансовой корпорации (ВЕФК). Об этом в пятницу пишет газета «Коммерсант» со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией. По словам собеседника издания, покупался пакет, принадлежащий комитету финансов правительства Ленобласти. Согласно структуре собственности Рускобанка, раскрытой на сайте Банка России, правительство Ленобласти владеет пакетом в 25% плюс одну акцию. Средства на эту сделку в размере порядка 400 млн рублей переводились в прошлом году на счет в управлении Федерального казначейства (УФК) по Ленобласти, продолжает источник. Таким образом, продавцом пакета могла выступать только госструктура. Эту же информацию газете подтвердили два источника, близких к банку.

Получается, что потенциальными контрагентами скандально известного предпринимателя (с которым так или иначе оказались связаны шесть банков, с конца прошлого года один за другим лишившиеся лицензии, — Славянский Банк, «Монетный Дом», Традо-Банк, Донбанк, Уралфинпромбанк, Соцгорбанк) в сделках по приобретению банковских активов выступали не только частные владельцы кредитных организаций, но и государственные.

Как указывает «Коммерсант», Рускобанк известен связью с Александром Гительсоном — конечным бенефициаром ВЕФК, обанкротившейся и санированной в период кризиса. Гительсон в настоящее время находится в розыске в рамках расследования нескольких уголовных дел о выводе активов из Банка ВЕФК.

Впрочем, в случае с Рускобанком участие Гительсона могло сыграть условно положительную роль, поскольку он выступил против сделки по продаже банка структурам Урина. По сведениям газеты, Гительсон через свои структуры оспаривает правомерность продажи 25-процентного пакета Рускобанка. Впрочем, шансы на то, что средства, выведенные из банков Урина на покупку Рускобанка, удастся вернуть, ничтожны. Источник, знакомый с ситуацией, указывает, что деньги с баланса одного из банков Урина в УФК ушли, а акции Рускобанка на баланс так и не были зачислены. На сайте ЦБ в карточке Рускобанка комитет финансов Ленобласти по-прежнему значится владельцем 25% плюс одной акции.

Финансовое положение банка, по данным ЦБ на 1 мая, ухудшается со второй половины прошлого года. Так, его капитал на 1 мая составлял 610,5 млн рублей, однако с начала года он сократился на 77 млн. Чистый убыток по итогам четырех месяцев составил 68,6 млн, причем 48 млн рублей этого убытка было получено в апреле. Кредитный портфель по корпоративным клиентам на 1 мая равнялся 2,2 млрд рублей, при том что уровень просроченной задолженности составил 28%, что значительно выше средних показателей по банковской системе. Резкий рост просрочки произошел в июне 2010 года: она выросла с 10% до 22,6% от кредитного портфеля. В июле 2010-го в активах банка появились облигации: их объем с прошлого года увеличился со 161,4 млн до 228 млн рублей. У обанкротившихся банков Урина и ряда его последователей вывод средств из банка и плохое качество активов были, как известно, замаскированы фиктивными ценными бумагами. «Мы внимательно смотрим на банки, которые активно наращивают портфели ценных бумаг, оцениваем качество, а с некоторых пор и реальность бумаг», — заявлял ранее директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский.

Если связь Рускобанка с Матвеем Уриным подтвердится официально, его дальнейшее существование в качестве кредитной организации попадает под сомнение, отмечает «Коммерсант». Впрочем, от оперативного отзыва лицензии у банка есть условная страховка. Пенсионный фонд Ленобласти, несмотря на деловую репутацию контролирующего собственника, размещает в банке средства пенсионеров. Получить комментарии в комитете финансов правительства Ленобласти газете в четверг не удалось. В ЦБ по традиции отказались комментировать ситуацию в действующем банке.