Крупные российские компании все чаще доверяют одному и тому же банку оказание инвестиционных услуг наряду с традиционными, пишет в понедельник газета «РБК daily» со ссылкой на данные собственного исследования.

В качестве «крупнейших и крупных» клиентов банков были выбраны компании из разных отраслей, входящие в топ-400 по капитализации согласно рэнкингу «Эксперт РА» за 2010 год. Примером инвестиционных услуг послужило проведение IPO и организация выпуска облигаций с начала 2009 года.

Из 30 выпусков евробондов в числе организаторов 14 были те же банки, в которых у компании есть те или иные счета. В случае с рублевыми займами такая картина наблюдается еще чаще — в 65% случаев. Впрочем, эти цифры несколько обманчивы. Например, в случае с Газпромбанком, который, естественно, выступал организатором трех выпусков облигаций самого «Газпрома», его нефтяной «дочки» «Газпром нефти», а также энергетического — ТГК-1.

То же и в случае с Транскредитбанком (ТКБ) — на нем все выпуски рублевых бондов РЖД, и там же компания держала все свои счета в 2009 году. Правда, евробонды РЖД «родственному» банку полностью не доверила. В марте 2010 года организаторами размещения были выбраны Barclays Capital, «ВТБ Капитал» и Goldman Sachs, весной этого года последнего сменил JP Morgan. ТКБ в обоих случаях довольствовался ролью соменеджера (по данным cbonds.info).

Наибольшим спросом, наряду с классическими продуктами, пользуются инвестиционные услуги ВТБ (в лице «ВТБ Капитала») и Сбербанка. «Госбанки все более активно осваивают эту нишу, хотя долгое время она игнорировалась», — поясняет аналитик Газпромбанка Андрей Клапко. — Сейчас банки находятся в поисках путей увеличения рентабельности, ведь маржа от традиционных банковских услуг падает». По его мнению, потенциал развития инвестбизнеса во многом зависит от ликвидности. «Не секрет, что главными реципиентами ликвидности в кризис стали именно государственные и крупнейшие частные банки», — добавляет Клапко.

Тем не менее называть госбанки лидерами инвестрынка сложно, отмечает газета. В основном свое звание «организатор размещения» они делят с крупными европейскими банками, в которых, впрочем, эмитенты денег не хранят. «На российском рынке капитала присутствует много западных банков, которые не занимаются, скажем, кредитованием и не предоставляют классические услуги, — говорит начальник аналитического департамента банка «Открытие» Владимир Салов. — У них есть другие преимущества. В первую очередь — доступ к глобальным рынкам и потенциальным иностранным инвесторам у них больше, чем у российских банков».

Компании, таким образом, больше интегрируются с банком. Это выгодно обеим сторонам. Особенно для растущих компаний: сначала они пользуются классическими услугами, а затем подключают и инвестиционные. «Банк может вести клиента по мере его роста и расти вместе с ним», — уверен Клапко.

Останется три группы игроков, продолжает Салов. Будет кружок глобальных банков, вторая группа — те российские банки, у которых есть и коммерческие, и инвестиционные услуги, и третьи — нишевые игроки, которые будут заниматься какими-то определенными продуктами. По его мнению, российские банки будут продолжать развивать инвестиционные подразделения, но далеко не все. «Конкуренция здесь очень сильная, и чтобы вписаться, нужно обладать совокупностью многих факторов, к тому же это большие затраты, которые не каждому банку под силу», — считает он.

В отличие от России для рынка США утверждение, что организацией или андеррайтингом IPO или размещением облигаций компании будет заниматься тот же банк, что предоставляет ей традиционные банковские услуги, справедливо для представителей малого бизнеса. «Иногда при заключении соглашения о сотрудничестве подобные моменты даже прописываются в контракте. В случае же со средними и крупными компаниями вести сделки на рынке будет уже тот банк, который предложит наилучшие условия сотрудничества», — рассказывает аналитик Economist Intelligence Unit Стивен Лесли.