Средний класс в РФ никогда не превысит 30—35% общества при росте ВВП на уровне 3% в год, причем большая часть интеллектуального класса к нему принадлежать не будет. Об этом в статье «Нам необходим социальный переворот» в приложении к «Ведомостям» заявляет заместитель главы Минэкономразвития РФ Андрей Клепач.

По его мнению, инновационный вариант развития предполагает темпы роста ВВП на уровне 4—5% в год, и «тогда есть шанс — правда, ближе к 2030 году, что почти 50% общества могло бы относиться к среднему классу, в том числе он включал бы в себя и значительную часть интеллектуального сословия. При этом доля инновационного сектора, который связан с высоко- и среднетехнологичным машиностроением, со средним и высшим образованием, здравоохранением, в ВВП экономики достигнет 20% и более. Сейчас его доля — 11—12%».

Клепач считает, что для экономического роста необходимо огромное количество дополнительных факторов, в том числе способность бизнеса справедливо разрешать те или иные споры. В России вопрос справедливости связан не только с тем, насколько государство «равноудалено» от бизнеса. «Этой равноудаленности нет не только в России, но и во Франции, и в Германии — нигде. Там, может быть, бизнеса больше, а круг равноудаленных шире, в этом отличие. Наша фундаментальная проблема все-таки в другом — несмотря на уже почти 20 лет развития капитализма в стране, система собственности и взаимоотношений бизнеса и общества не легитимизировалась в полной мере. Поэтому наш бизнес весь в офшорах», — пишет замглавы МЭР.

Вторая, не менее важная проблема — это огромное социальное неравенство. «У нас бедные беднее богатых в 17—18 раз, согласно официальной статистике. По мнению экспертов, разрыв в доходах больше — в 20—24 раза по стране, а в Санкт-Петербурге и Москве — в 40 раз. Такое положение — это вызов для общества… Значительная часть населения пока имеет доходы в 55—56% от средней заработной платы в экономике. Это люди, работающие в образовании, здравоохранении, культуре, необеспеченная часть общества, которая должна создавать интеллектуальные услуги. Но экономика не может быть инновационной, если интеллектуальный класс является по определению бедным и, по всем нашим долгосрочным прогнозам в рамках консервативной модели развития, может таковым и остаться до 2020 года и дальше. Поэтому, когда мы говорим об инновациях, то дело не в том, сколько тратится на НИОКР и насколько наш бизнес активно их внедряет. Вопрос в другой социальной структуре общества, определенном социальном перевороте, ведь пока у нас интеллектуальный класс не является средним классом. Если мы эту задачу в рамках экономического развития сможем решить, у нас действительно будет инновационная экономика и действительно более социально справедливое и стабильное общество», — отмечает замминистра.

Инновационная экономика нуждается в долгосрочном планировании, подчеркивает Клепач: «Государство такие планы имеет, но не сильно ими руководствуется. Большинство бизнеса и госкорпорации не имеют долгосрочных планов и сильно этим озабочены».

Достаточно сложно, по его мнению, прогнозировать и рост производительности в экономике в целом. В базовом прогнозе развития экономики правительства заложены среднегодовые темпы роста ВВП в 4,2—4,8%, что означает рост производительности в 1,6—1,8 раза до 2020 года. «Не очень много по мировым меркам, но для нас это высокие темпы роста. Тем не менее у отдельных компаний потенциал роста производительности труда — в 3—4 раза, даже в 5 раз, как, например, в авиастроении, автомобилестроении, судостроении. Добиться этого реально в обозримой перспективе, но нужны инвестиции, реорганизация бизнеса, его иная специализация, современные системы управления на рабочем месте. Все это открывает действительно огромный потенциал роста эффективности производства», — заявляет Клепач.