Один из крупнейших инвестиционных банков мира — Goldman Sachs растратил почти все средства, вложенные ливийским диктатором Муамаром Каддафи: банк потерял 98% из инвестированных в 2008 году госфондом Libyan Investment Authority (LIA) 1,3 млрд долларов. Как пишет The Wall Street Journal со ссылкой на собственное расследование, чтобы компенсировать ущерб, Goldman Sachs предложил Ливии стать одним из крупнейших акционеров банка.

Согласно внутренним документам Goldman Sachs, в первом полугодии 2008 года от ливийского суверенного фонда были получены 1,3 млрд долларов, которые банк вложил в валютные позиции и опционы на покупку бумаг ряда западных компаний, включая американский банк Citigroup, итальянский UniCredit, испанский Banco Santander, германского страховщика Allianz, а также французскую и итальянскую энергетические компании EDF и Eni.

Goldman рассчитывал на повышение котировок акций этих компаний, однако осенью 2008 года рынки обвалились, и после финансового кризиса и рецессии восстановить стоимость ливийского портфеля так и не удалось. После неудачных инвестиционных решений Goldman на счете LIA в банке осталось всего 25,1 млн долларов. Общий объем средств под управлением фонда, подконтрольного Каддафи, составлял до начала военных действий порядка 53 млрд долларов. В феврале операции фонда были заморожены ООН и властями Евросоюза.

Узнав об огромных убытках, ливийская сторона обвинила Goldman в некорректном освещении проводимых сделок и превышении полномочий. Банк в спешном порядке провел внутреннее расследование, пришел к выводу, что обязательства перед фондом не были нарушены, но предпочел пойти на мировую.

Руководство Goldman предложило Ливии шесть вариантов возмещения убытка. В мае 2009 года ливийскому госфонду были предложены «префы» банка на 5 млрд долларов в обмен на инвестиции в 3,7 млрд, таким образом, был бы покрыт финансовый ущерб в 1,3 млрд. Кроме того, эти бумаги приносили бы суверенному фонду ежегодные дивиденды в размере от 4% до 9% сроком до 40 лет. Однако Ливия захотела более быстрого возвращения средств, и стороны так и не пришли к компромиссу, хотя банк впоследствии предлагал и другие варианты.