ММВБ рассчитывает начать объединение Национального расчетного депозитария (НРД) и Депозитарно-клиринговой компании (ДКК), принадлежащей РТС, в текущем году в рамках создания центрального депозитария, сообщил глава биржи Рубен Аганбегян.

По его словам, эта объединенная структура может стать основой для центрального депозитария, который в настоящее время отсутствует в России и препятствует вхождению на российский фондовый рынок иностранных профучастников и инвесторов. «У нас есть НРД и ДКК, они являются очень мощными организациями, которые могут стать центральным депозитарием, особенно если мы их объединяем. У нас НРД юридически признан центральным депозитарием по государственным облигациям и корпоративным рублевым облигациям. Это вопрос об акциях», — сообщил Аганбегян.

Он напомнил, что ММВБ ведет переговоры с участниками расчетно-депозитарного рынка о структуре и концепции центрального депозитария. «Море нюансов, которые обсуждаются. Закон в высокой степени готовности, есть в этом законе вещи, по которым мы с уважаемыми ПАРТАДом и регистраторами имеем разногласия, и эти разногласия будут вынесены на суд Александра Стальевича Волошина и затем Алексея Кудрина, когда он соберет следующее заседание совета по финансовым рынкам», — сообщил он. При этом Аганбегян отметил, что в планы ММВБ «не входит уничтожение реестродержателей».

Также глава ММВБ выразил надежду, что закон о центральном депозитарии будет принят в осеннюю сессию Госдумы. «Мы надеемся, что в осеннюю сессию Госдума вполне способна принять этот закон. Если мы сейчас, за лето, между собой быстро договоримся, поставим все точки над «и», — сказал он.

Кроме этого, глава ММВБ выразил солидарность с позицией зампредправления Беллы Златкис, которая ранее сообщала, что в случае если Россия не создаст Центральный депозитарий в течение одного-двух лет, то далее это не будет иметь смысла.

«Если мы не решим этот вопрос в ближайшее время, то Россия рискует потерять свой внутренний финансовый рынок. Он уйдет за пределы России, мы будем жить с таким рынком, как в Аргентине, и нам будет очень тяжело, потому что мы будем иметь очень низкое влияние на инструментальную базу рынка, на то, как он работает», — заключил Аганбегян.