Недавнее решение ЦБ РФ повысить депозитные ставки на 25 базисных пунктов без повышения ставки рефинансирования будет способствовать изменению в лучшую сторону соотношения между сбережением и потреблением. Такое мнение в интервью газете «Ведомости» высказал первый зампред Банка России Алексей Улюкаев.

Он признал, что большинство аналитиков не ожидали повышения ставок по депозитным операциям, предполагая, что регулятор на последнем заседании не будет предпринимать никаких шагов. «Есть такое мнение, что Центральный банк пассивно следует за статистикой: растет инфляция — повышаем, не растет — так ничего и не делаем. Это не совсем так, потому что существуют временные лаги между изменением денежной динамики и инфляционными индексами. При этом желательно работать на опережение, формировать нужные тебе инфляционные ожидания, а не плестись за теми, которые уже сформировались», — сказал Улюкаев.

«Почему мы в понедельник повысили депозитные ставки, а ставку рефинансирования и кредитные ставки не меняли? Общеэкономическая ситуация непростая: с одной стороны, фиксируется экономический рост. С другой стороны — ухудшается соотношение между сбережением и потреблением, то есть потребительская активность населения растет: отчасти это, вероятно, отложенный спрос в период кризиса, но отчасти это и низкий спрос на активы, выраженные в рублях. В связи с инфляционными ожиданиями люди готовы приобретать вещи и не готовы сберегать. Кроме того, на это налагаются, видимо, не совсем комфортные депозитные ставки, которые предлагают банки. Что мы фактически сделали? Мы сузили коридор процентных ставок. Это правильно из фундаментальных соображений. Об этом мы объявили публично: это действенный механизм управления денежным предложением», — отметил зампред ЦБ.

«Почему мы приняли это решение сейчас? — продолжил он. — Потому что это правильнее делать при оттоке капитала. Когда у вас приток капитала, вы, поднимая депозитную ставку, провоцируете дополнительный приток капитала. Это создает вам проблемы: приобретая валюту, вы будете эмитировать рубли. Средний отток за пять месяцев у нас составил примерно 7 миллиардов долларов в месяц. В ситуации оттока это, наоборот, является некоторой мотивацией для того, чтобы чуть-чуть, непринципиально, но несколько мотивировать обратное движение капитала».

«Кроме того, мы считаем, что наше решение будет все-таки способствовать изменению в лучшую сторону соотношения между сбережением и потреблением, — добавил Улюкаев. — Мы считаем, что на ближайшие месяцы достигнутый уровень наших ставок комфортен и отражает те балансы, которые есть в макроэкономике. Весьма вероятно, что в ближайшее время нам не придется больше эти ставки тревожить».

Говоря о дальнейшей динамике ставок ЦБ, Улюкаев уточнил: «Мы каждый месяц будем принимать решение исходя из макроэкономической динамики, которая будет складываться. Я считаю, что начиная с июля у нас статистически развернется динамика инфляции. Сегодня инфляция год к году составляет 9,7%… Начиная с июля прошлого года пошли вверх продовольственные цены. Они стали драйвером всех показателей инфляции. В этом году так не будет, поэтому у нас начнется довольно резкое статистическое снижение — по несколько десятых процента каждый месяц. И мы рассчитываем на то, что в результате к концу года мы уложимся в прогноз 7%… Если ситуация будет развиваться таким образом, возможно, это и не потребует от нас каких-то дополнительных мер».