В Астане завершился юбилейный саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Участники саммита всеми силами старались показать, что организация не просто протянула десятилетие, но и имеет большие планы на будущее: создание новой мировой валюты, борьбу с инакомыслием в Интернете, разрешение территориальных конфликтов в Азии и искоренение наркотиков. Впрочем, участники ШОС пока не могут договориться даже по менее значительным вопросам, прежде всего — по созданию совместного банка. Причина — в начинающейся между Москвой и Пекином борьбе за финансовое влияние на постсоветском пространстве. Об этом в четверг пишет газета «Коммерсант».

Как пояснил изданию губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев, возглавляющий деловой совет ШОС, специальный счет должен стать «подушкой ликвидности для проектов, которые имеют большой интеграционный потенциал» — средства с него должны идти на разработку ТЭО этих проектов, после чего будет приниматься окончательное инвестиционное решение. Создание спецсчета, как утверждали собеседники «Коммерсанта» в нескольких делегациях на саммите, упирается в более широкую проблему — создание общего фонда для финансирования проектов в рамках ШОС и его уполномоченного органа. О форме этого органа члены организации пока никак не могут договориться.

Как рассказал глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев, существуют две конкурирующие концепции создания банка развития ШОС: российская и китайская. Пекин настаивает на создании отдельной структуры, тогда как Москва предлагает использовать существующий в рамках ЕврАзЭС Евразийский банк развития (ЕАБР), основная доля в котором принадлежит России и Казахстану. «Пока членами ЕАБР из участников ШОС не являются Узбекистан и Китай. Им остается вступить туда — и мы создадим банк развития ШОС»,— заявил господин Дмитриев.

«В конечном итоге вопрос упирается во влияние. Понятно, что если в качестве базы будет взят ЕАБР, позиции России и Казахстана будут сильны. А при формировании новой структуры на первое место наверняка вылезет Китай»,— пояснил источник «Коммерсанта» в одной из делегаций. Многое будет зависеть от позиции Казахстана. Однако пока Астана предпочитает не вмешиваться в дискуссию. «Мы за создание банка развития ШОС, а в какой форме — договоримся в ходе конструктивных переговоров»,— заявил глава Банка развития Казахстана Нурлан Куссаинов.

Пока же гонку по выдаче кредитов партнерам по ШОС вчистую выигрывает Китай. Председатель КНР Ху Цзиньтао вчера напомнил, что Пекин еще в 2009 году обещал партнерам 10 млрд долларов в виде льготных кредитов. Однако на двусторонней основе члены ШОС получают куда больше. Один Казахстан за прошедшие два года получил китайских кредитов на 15 млрд долларов. В разгар кризиса заняли у Банка развития Китая 25 млрд долларов и «Роснефть» с «Транснефтью». «Бороться с этим уже бесполезно. Китай все равно в ближайшие 10—20 лет станет экономическим центром в нашей части мира, поэтому у других членов ШОС только один выход — стать сервисной экономикой,— сказал высокопоставленный дипломат одной из стран — членов ШОС.— Конечно, это сильный удар по великодержавной психологии некоторых соседей, но выбора нет».

Российское руководство, похоже, уже начинает проникаться этой логикой. По крайней мере, отвечая на вопрос «Коммерсанта», угрожает ли интересам РФ в Центральной Азии кредитная экспансия Пекина, Сергей Приходько сказал: «Мы не воспринимаем это как угрозу нашим интересам. Если китайские партнеры проявляют большую гибкость на пространстве ШОС, предлагая свои инструменты, то это у нас вызывает понимание и поддержку. Мы считаем Китай не каким-то конкурентом, а инициатором полезного и важного процесса».