Газете «Коммерсант» стали известны разные сценарии стабилизации ситуации с качеством активов в Банке Москвы, обсуждение которых ведут ЦБ, Минфин, АСВ и ВТБ.

Вопрос о том, как исправлять финансовое положение банка, в том или ином составе официально и неофициально обсуждается чуть ли не каждый день, причем далеко не все рассматриваемые варианты сводятся к тому, чтобы «дать денег» ВТБ или Банку Москвы, рассказали несколько источников, знакомых с ходом этого обсуждения. Напомним, оно было спровоцировано тем, что в результате корпоративного конфликта, разгоревшегося между бывшими и нынешними собственниками Банка Москвы, значительная часть его кредитного портфеля, связанная с бывшими владельцами, перестала обслуживаться. Согласно правилам ЦБ, в такой ситуации банк должен увеличивать резервы на возможные потери по таким кредитам, и масштаб этого увеличения в случае с Банком Москвы чреват полной потерей капитала и утратой финансовой устойчивости.

Как сообщают источники «Коммерсанта», одно из предложений по выходу из сложившейся ситуации сводится к тому, чтобы увеличить капитал Банка Москвы совместными усилиями государства и новых собственников. «Например, основной акционер Банка Москвы (ВТБ. — Прим. ред.) проводит допэмиссию его акций, выкупает ее, увеличивая капитал первого уровня, и одновременно получает субординированный кредит от государства, — говорит один из источников газеты. — При этом деньги из бюджета выделяются по схеме, идеологически близкой к той, по которой в кризис капитал банков увеличивал ВЭБ (возможны были два варианта — сначала рубль государственных денег на каждый рубль, вложенный акционерами, а потом — три рубля из бюджета на рубль собственников. — Прим. ред.)». Это позволило бы поддержать банк сейчас, а через три-четыре года вернуть средства государству, отмечает другой собеседник «Коммерсанта». Дополнительный плюс такого решения, продолжает он, в том, что Банк Москвы при этом не проходит по схеме санации, использование которой в «мирное время» репутационно крайне критично — особенно в отношении настолько крупного игрока, как Банк Москвы (входит в топ-10 по активам и капиталу).

Второй предлагающийся вариант «рыночного» разрешения ситуации — возврат новых и старых собственников к нормальному переговорному процессу об улучшении качества активов Банка Москвы, рассказали собеседники газеты. «Сейчас у новой команды топ-менеджеров Банка Москвы — два варианта: либо полностью прекратить кредитование всех проектов старых собственников (а среди них есть вполне работающие предприятия), либо продолжать их перекредитовывать на условиях предоставления бывшими собственниками банка дополнительного обеспечения, нормального оформления залогов и т. д.», — рассуждает один из них. При этом к процессу улучшения качества активов Банка Москвы предлагается привлечь и столичное правительство: «Если ту же землю, находящуюся в залогах у Банка Москвы, одним росчерком пера властей переоценить по рыночной стоимости, такие залоги сразу вырастут в цене». Все это позволило бы повысить качество активов, снизить сумму доначисляемых резервов и, как следствие, сократить размер «дыры» в балансе Банка Москвы. Впрочем, оценить реальность этой схемы, учитывая степень напряженности отношений бывших и нынешних собственников Банка Москвы, собеседники «Коммерсанта» затруднились.

Нерыночный вариант исправления ситуации в Банке Москвы через его санацию с привлечением государственных средств также рассматривается, причем, как ни парадоксально, вовсе не в качестве запасного. По сведениям издания, именно этот вариант лоббирует ВТБ, его оппонентами в данном случае выступают ЦБ и АСВ, Минфин определенно свою точку зрения пока не высказал. Санация тоже может быть реализована в разных формах. Первый вариант — ЦБ дает кредит АСВ, на который оно выкупает «плохие» активы у Банка Москвы. Проблемы банка разрешаются, но как именно АСВ потом будет возвращать эти средства Центробанку, непонятно. Второй вариант — АСВ выкупает «плохие» активы Банка Москвы за счет выделяемого правительством дополнительного имущественного взноса в капитал агентства, который, в отличие от кредита ЦБ, предоставляется агентству на безвозвратной и безвозмездной основе. Но тогда получается, что собственники банка полностью абстрагируются от его проблем, перекладывая их разрешение на государство. Третий из возможных вариантов санации — списание убытков Банка Москвы из существующего капитала, и только после этого — докапитализация его за счет государства. Правда, по закону о санации, при таком варианте оздоровления капитал Банка Москвы предварительно будет уменьшен до символического 1 рубля, доля нынешних собственников автоматически размоется и они будут отстранены от управления санируемым банком. Такая схема вряд ли устроит ВТБ, который потратил на приобретение доли в Банке Москвы 103 млрд рублей.

От выбранного варианта разрешения ситуации в Банке Москвы и будет зависеть объем средств, которые потребуется выделить из бюджета. «При выборе одного из рыночных вариантов может хватить даже меньше 100 миллиардов рублей», — говорит источник «Коммерсанта». По словам собеседников газеты, сейчас в разных документах фигурируют разные цифры, максимальная из обсуждавшихся оценок объема господдержки, запрошенной ВТБ на разрешение проблем Банка Москвы, — 250 млрд рублей. Это больше, чем называвшийся ранее объем инвестиционных кредитов, выданных компаниям, аффилированным с бывшими собственниками Банка Москвы, обслуживание которых после продажи банка существенно ухудшилось. Из открытого письма экс-президента и совладельца Банка Москвы Андрея Бородина главе ВТБ Андрею Костину следовало, что объем таких кредитов — 217 млрд. Впрочем, по сведениям «Коммерсанта», от источников, близких к Банку Москвы, объем так называемых инвестиционных кредитов — не 217 млрд, а все 300 млрд рублей (или треть всех активов), из которых в бедственном положении сейчас находятся 10—20% ссуд. Капитал Банка Москвы на 1 июня составлял 129 млрд рублей.

«Выбор варианта санации банка из топ-10 будет фактически означать признание его предбанкротного состояния, что в «мирное время» репутационно крайне рискованно для всех — и его новых собственников, и регулятора, и банковской системы в целом, — говорит директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов. — Поэтому в ситуации, когда возбужденными уголовными делами фактически подтверждена существенная потеря активов банка, наиболее логичным вариантом выхода является его докапитализация, в том числе и за счет средств новых собственников, которые, приобретая банк, заявляли об этой сделке как о рыночной, а значит, имели целью дальнейшее развитие бизнеса Банка Москвы».