Интерес банков к вложению средств в низкорисковые инструменты фактически сошел на нет: в июне банки серьезно сократили вложения в облигации Банка России (ОБР) — с 486 млрд до 19 млрд рублей. Как уточняет «Коммерсант», банки, в том числе основной держатель ОБР — Сбербанк, перекладывают средства в более доходные и гибкие инструменты.

В частности, по уже публиковавшимся данным регулятора, существенную роль в увеличении активов банковского сектора в июне (выросли на 1,4%) сыграл рост объема средств, размещенных банками на депозитах в ЦБ (в 1,9 раза) и корреспондентских счетах в Банке России (на 16,2%).

С учетом Сбербанка увеличение объема средств банков на корсчетах и депозитах ЦБ выглядит еще более значительным, указывает издание. Так, по данным ежедневной отчетности ЦБ (которая учитывает данные по Сбербанку), остатки денежных средств кредитных организаций на депозитных счетах в Банке России за прошлый месяц выросли более чем втрое — со 158,3 млрд до 486,4 млрд рублей, остатки средств банков на корсчетах в ЦБ — на 21% до 786 млрд на 1 июля. В последний раз столь существенное увеличение объема средств на корсчетах и депозитах ЦБ было зафиксировано в декабре прошлого года — в 1,7 и 3,4 раза соответственно. «Однако если рост средств на счетах ЦБ в конце финансового года является традиционным, то для июня такая динамика неестественна», — отмечает главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин.

Резкий рост объема средств банков на счетах в ЦБ свидетельствует о высвобождении ликвидности в банковской системе, говорят эксперты. В данном случае это объясняется значительным сокращением в июне вложений банков в ОБР, указывает Надоршин. По данным ЦБ, 16 июня в обращении находились ОБР объемом 464 млрд рублей, на 17 июня в результате планового погашения выпуска ОБР-18 объем бумаг сократился до 17,1 млрд. При этом банки предпочли далее не наращивать вложения в ОБР: в результате следующих размещений их объем вырос незначительно и, по данным на 1 июля, составлял 19,2 млрд рублей.

Согласно отчетности банков на 1 июня, 94% всех ОБР приходилось на семь кредитных организаций: Сбербанк (65,1%, или 299,9 млрд рублей), Газпромбанк (10,8%, или 49,9 млрд), Россельхозбанк (4,3%, или 19,9 млрд), НКО «Расчетная палата РТС» (4%, или 18,4 млрд), Промсвязьбанк (3,7%, или 16,9 млрд), ЮниКредит Банк (3,3%, или 15 млрд), Всероссийский Банк Развития Регионов (2,3%, или 10,5 млрд).

Так как крупнейшим игроком на рынке ОБР является Сбербанк, то, учитывая объемы погашения, можно предположить, что он существенно сократил вложения или вовсе реализовал принадлежащие ему ОБР, добавляет Надоршин. В Сбербанке это подтверждают. «Мы, действительно, очень существенно снизили в июне вложения в ОБР, эти средства были переведены на депозит ЦБ», — сообщил «Коммерсанту» финансовый директор Сбербанка Александр Морозов, отказавшись от дальнейших комментариев. По словам источника газеты, близкого к Сбербанку, основной причиной его выхода из ОБР стала слишком низкая доходность этого инструмента. «Деньги на депозите ЦБ размещены временно, в дальнейшем банк намерен инвестировать их в более доходные инструменты», — отметил собеседник издания.

Интерес банков к ОБР резко снизился, подтверждают участники рынка. «Доходность по последним выпускам ОБР не слишком привлекательная (в среднем 3,6%. — Прим. «Коммерсанта»), в то же время Банк России в конце мая повысил ставки по депозитам (3,5% по однодневным, недельным и депозитам до востребования. — Прим. «Коммерсанта»), — отмечает Надоршин. — При практически равной доходности неудивительно, что банки предпочли более гибкий инструмент». С точки зрения надежности ОБР и депозиты ЦБ схожи, но очевидно, что депозиты ЦБ более привлекательны для банков с точки зрения ставок и сроков, соглашается старший аналитик Альфа-Банка Наталья Орлова. «ОБР — это инструмент, используемый для изъятия излишней ликвидности и размещения ее в надежные инструменты. Объемы ОБР существенно выросли в кризис, поскольку у банков не было альтернативных источников безрисковых вложений», — объясняет аналитик «ВТБ Капитала» Николай Подгузов.