Глава Национального Резервного Банка Александр Лебедев в интервью агентству Reuters заявил, что его заявка на вступление в созданный премьером РФ Владимиром Путиным «Народный фронт» — розыгрыш. Как сообщалось ранее, банкир отправил руководству фронта вместе с заявкой на вступление свою политическую программу, но окончательного ответа так и не получил.

«Я ничего у них не прошу и сидеть там ничего не делать не собираюсь. Мне это неинтересно абсолютно. Я специально такой сделал розыгрыш, не стал ничего объяснять, и получился такой пиар-эффект. Теперь я могу сказать: «Ребята, я вот это предлагаю» и обратить внимание на некоторые банальные вещи», — сказал Лебедев.

По его словам, он будет ждать ответа от фронта на отправленные им предложения еще полтора месяца: «Я подожду начала сентября, когда начнется избирательная кампания, и еще раз задам этот вопрос. Если не будет никакой реакции, то, наверно, на том мы и закончим мой поход во фронт».

Между тем, по словам пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, никто не мешает Лебедеву быть во фронте. «В «Народный фронт» не вступают, к «Народному фронту» присоединяются. Он заявил, что присоединился к «Народному фронту», и мы рады приветствовать его в кругу единомышленников. Никаких ответов не требуется», — объяснил Песков. Однако в списке присоединившихся к «Народному фронту» на его официальном сайте организация Лебедева «Наша столица» не указана, отмечает Reuters.

Вспоминая прошлогодние обыски в НРБ, из-за которых, по оценке его владельца, банк потерял 1,5 млрд рублей, Лебедев выразил уверенность в том, что такие действия против компании, которой руководит публичная фигура, невозможны без приказа сверху. «Если маски-шоу в твоем банке проводят, а потом никто трубки не берет… У нас все-таки вертикаль, она и есть вертикаль», — сказал Лебедев, не став обвинять в этом первых лиц страны. «Я не думаю, что такой приказ отдал Путин», — заявил он.

Однако, говоря о премьере, Лебедев сравнил его с президентом Зимбабве Робертом Мугабе, который погрузил страну в многолетнюю рецессию, установив однопартийную систему, ввязавшись в несколько войн и ограничив возможности бизнеса. «Дайте ему двадцать лет и оставьте все, как есть. И будет Зимбабве», — уверен банкир.