Офшорные компании, работающие в России, должны будут раскрывать своих бенефициаров, пишет в среду газета «Ведомости», ссылаясь на проект новой редакции Гражданского кодекса РФ.

 

Издание цитирует проект изменений в первую и вторую части Гражданского кодекса (ГК), сведенный государственно-правовым управлением (ГПУ) администрации президента. ГПУ готовит итоговую версию поправок, которая будет внесена в Госдуму. По словам кремлевского чиновника, поправки в первые две части ГК «близки к внесению».

Предложенная редакция статьи 51 обязывает компании, «зарегистрированные на территории иностранного государства, предоставляющего льготный режим налогообложения и (или) не требующего предоставления или раскрытия информации при проведении финансовых операций», депонировать в уполномоченном госоргане (Федеральной налоговой службе) информацию об учредителях и выгодоприобретателях. Хотя точного определения последних в законодательстве нет, имеются в виду лица, реально контролирующие работу компании, назначающие ее руководителей, объясняет член президиума Высшего арбитражного суда, член Совета по кодификации Сергей Сарбаш. В России сейчас два списка офшорных юрисдикций — от Минфина и от ЦБ.

Раскрытие информации является обязательным условием ведения предпринимательской деятельности на территории России, следует из поправок. За обман и уклонение от обязанности отвечает само юридическое лицо, но каким образом — не уточняется.

Инициатором раскрытия бенефициаров был президентский Совет по кодификации. Президент Дмитрий Медведев в феврале негодовал, напоминает издание, что из-за завязанной на офшоры структуры собственности неизвестны бенефициары аэропорта Домодедово. Несмотря на его поручение, Генпрокуратура до сих пор не может назвать их.

Возможно, депонирование и поможет разрешить несколько судебных дел, но негативный эффект может быть более серьезным: мера отпугнет иностранцев от ведения бизнеса в России, опасается президент Объединения корпоративных юристов Александра Нестеренко. Норму слишком легко обойти, поэтому вряд ли стоит ожидать положительного эффекта для бизнеса, пессимистичен Александр Варварин, управляющий директор РСПП по корпоративным отношениям. Например, можно создать цепочку офшоров, и раскрытие информации об одном из них найти выведенные активы не поможет, поясняет он. ЦБ и сейчас хватает многочисленных инструментов надзора, замечает владелец Национального Резервного Банка Александр Лебедев, надо просто четко исполнять имеющееся законодательство, оно и так достаточно жесткое. По его мнению, найти офшоры несложно, компании «вкопаны в землю» и, чтобы их контролировать, новые ограничения для бизнеса не нужны.

В списке офшорных зон ЦБ около 50 стран, в том числе два штата США — Вайоминг и Делавэр, Кипр в список уже не входит. В «черном списке» Минфина стран чуть меньше — 42, но Кипр значится как офшор.