В Германии осужден создатель одной из крупнейших в немецкой криминальной истории финансовых пирамид. Дипломированный психолог Хельмут Кинер за присвоение 300 млн евро и обман 5 тыс. человек и двух банков получил десять лет и восемь месяцев тюрьмы. Международная пресса называет его «немецким Мэдоффом».

Кинер со своими хедж-фондами K1 (K1 Global, K1 Invest) на протяжении нескольких лет обещал сказочные барыши. И многих сумел убедить. Для Германии это случай чрезвычайно редкий. Аферу несколько большего масштаба организовал только Дитер Брайткройц, основатель Phoenix Kapitaldienst. В 2004 году он погиб в авиакатастрофе — еще до того, как мыльный пузырь лопнул.

Судья учел, что Кинер признал свою вину, и то, что он прежде не был судим. Отягчающим вину обстоятельством суд счел целеустремленность преступника: оказавшись в 2001 году под подозрением экспертов федерального управления финансового надзора, формально он перевел свои дела на британские Виргинские острова. Кинер сулил 829% прибыли за десять лет, с самого начала зная, что шансы на прибыль равны нулю. Среди его жертв оказались не только частные инвесторы, но и крупные финансовые институты — британский Barclays Capital и французский BNP Paribas. Во многом благодаря доверчивости этих банков Кинеру и удалось добиться такого размаха: вложив 147 млн евро, банки упаковали паевые фонды в сертификаты.

Чтобы у инвесторов не возникло подозрений, Кинер регулярно подделывал банковские документы. Для выплаты дивидендов он использовал деньги новых вкладчиков — классическая финансовая пирамида, которая рухнула в октябре 2009-го на седьмой год своего существования. «Все мы умны задним умом. Не знаю, что меня толкнуло на это», — заявил Хельмут Кинер. Он сказал, что в конце своей аферы попросту не знал, как из нее выбраться.

Указывал он и на некие психические проблемы. «Какое затяжное расстройство, — ядовито комментирует обозреватель Süddeutsche Zeitung. — Почти десять лет он подделывал банковские выписки, транжирил деньги, устраивая себя сладкую жизнь: и дома в Ашаффенбурге, и во Флориде — с частными самолетами, яхтой и вертолетом. Со своим партнером Дитером Фрерихсом он устраивал пышные праздники в Испании. Фрерихс, человек из мюнхенских фешенебельных кругов, пустил себе в прошлом году пулю в лоб».

Признав свою вину в зале суда, Кинер объяснил и мотивы чистосердечного признания. «Я должен искупить свою вину, чтобы попасть из ада в чистилище», — заявил дипломированный психолог. Из этого, впрочем, не следует, что Кинер не ищет своим действиям оправдания; в крушении своей системы он винит мировой финансовый кризис 2008 года. На взгляд обвинения, кризис лишь несколько ускорил крах жульнической схемы.

За решеткой оказался и бухгалтер Кинера, пытавшийся поначалу выдать себя за жертву. Ему предстоит без малого четыре года провести в тюрьме. При задержании у Хельмута Кинера конфисковано 2,5 млн евро. Сейчас, по словам осужденного, у него нет ничего, а если б и было, то «начал бы искупать свою вину перед страждущими». «Хочу жить в мире с миром и с собой», — заявил Хельмут Кинер журналистам после суда. Есть подозрения, что часть средств он все же где-то спрятал. Называются и более-менее конкретные суммы — около 100 млн евро.

Комментируя решение суда, прокурор Буркхард Пепперль назвал срок одним из самых весомых, которые когда-либо получали мошенники в Германии. Все относительно: Бернард Мэдофф, создавший крупнейшую в мировой истории финансовую пирамиду, летом 2009 года был приговорен к 150 годам тюремного заключения.

«Почти 11 лет за крупнейшее в Германии мошенничество с капиталовложениями — это не пустяк, — комментирует Frankfurter Allgemeine Zeitung. — Некоторые убийцы в нашей стране получают меньше. Но не так уж нелогично, что профессиональный психолог Хельмут Кинер, который сам у себя находит расстройства личности, во время объявления приговора был странно весел. Экономические преступники, вроде франкфуртского «строителя» Юргена Шнайдера и основателя Flowtex Манфреда Шмидера… получили большие сроки, но подобные преступники поразительно быстро переходят на условную форму уголовного наказания — они проводят свои трудовые будни на вилле с видом на озеро. Удивительно и то, сколь мизерны уроки, которые извлекают из этих случаев крупные банки. Как в случае со Шнайдером и Шмидером, они пошли на поводу у Кинера, модель которого была предназначена в основном для частных инвесторов. Финансовые институты, как частные лица: если манит большой барыш, то жадность начинает поедать им мозг».