Эксперты, переписывающие по поручению правительства стратегию развития России до 2020 года, разослали в министерства промежуточную версию труда. В августе документ рассмотрит президиум правительства. Согласно прогнозам экспертов, которые приводит газета «Ведомости», если не менять модели роста, экономику РФ ждет один из двух сценариев: либо она будет медленно затухать, либо надуются и потом лопнут пузыри.

В 1999—2008 годах российская экономика интенсивно росла благодаря притоку капитала и расширению внутреннего рынка. Эта эпоха закончилась, уже в следующем году рост замедлится до 2—2,5% в год (прогноз Минэкономразвития на 2011-й — 4,2%, на 2012-й — 3,5%), обещают правительственные эксперты.

Если правительство попытается разогнать экономику до роста на 6—7% в год (стимулируя потребление и кредит), то к концу десятилетия Россию ждут «кредитная яма» размером в 16% ВВП и болезненный кризис, предрекают эксперты.

Нынешняя модель себя исчерпала из-за трех фундаментальных ограничений: закрытости экономики, недостатка прямых и длинных инвестиций, недостатка конкуренции на внутреннем рынке. Проблема конкуренции для РФ центральная: ее недостаток разгоняет инфляцию.

Чтобы избежать кризиса, нужно много усилий, предупреждают эксперты. Универсальной формулы устойчивого роста нет, но есть обязательные ингредиенты успеха: ориентация на внешний спрос, рыночное распределение ресурсов, высокая норма сбережений (20—25% ВВП) и макроэкономическая стабильность.

Определили эксперты и четыре главных вызова: «демографический крест» — число занятых падает, а обязательства бюджета растут; «ножницы конкурентоспособности» — издержки высоки при слабых институтах; «институциональные разрывы» — отсталые институты при высоком качестве человеческого капитала; «сырьевая зависимость» — укрепление рубля стимулирует импорт, формирует дисбалансы во внешней торговле и ведет к деиндустриализации страны, росту неэффективной занятости.

Стране нужна институциональная стратегия — «широкий фронт реформ», пишут эксперты.

Основной вопрос денежной политики и политики валютного курса заключается в скорости снижения инфляции до уровня 3—5% в год, указывают они. Высокая инфляция затрудняет преодоление бедности и усиливает расслоение населения.

Кроме того, высокая инфляция предопределяет высокие риски при инвестиционном планировании и выбор в пользу текущего потребления, а не сбережений, снижает доверие к национальной валюте и самому правительству. Рост цен бьет по таким важнейшим проектам государства, как «рубль — резервная валюта» и «Москва — международный финансовый центр».

Эксперты пишут, что нужно принимать новое бюджетное правило, определяющее объем и порядок использования доходов бюджета от экспорта сырьевых ресурсов. Структурный дефицит бюджета необходимо финансировать за счет рыночных заимствований, а объем госдолга ограничить 20—25% ВВП.

Конъюнктурные доходы опять следует отправлять в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. За шесть лет эксперты рекомендуют отказаться от экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты, а цены на них выравнять на внутреннем и внешних рынках, отказаться от субсидирования экономики за счет заниженных цен на энергоресурсы. Нельзя больше увеличивать расходы бюджета, не связанные с финансированием инновационной экономики. Денежно-кредитную политику нужно ужесточать, считают эксперты, сокращать эмиссию денег Банком России и укреплять номинальный курс рубля. Надо ограничивать предложение денег банками и сохранять — до снижения инфляции — высокие процентные ставки по депозитам ЦБ и операциям прямого РЕПО.

Пенсионная реформа неизбежна, считают эксперты: минимальный стаж надо увеличить одномоментно с 5 до 10 лет и далее постепенно до 15—20. Тарифы взносов в пенсионную систему, наоборот, нужно снижать до 20—22%, как и персонифицированный взнос на страховую и накопительную части пенсии — с 16% до 14%. Налоговую базу можно расширить за счет повышения порога зарплаты для отчислений взносов в пенсионную систему. Пенсионный возраст нужно повысить до 63 лет для всех.

Эти реформы ослабят зависимость пенсионной системы от федерального бюджета, обещают эксперты, хотя не ликвидируют ее. До 2020 года пенсионный трансферт из казны составит 1,8—2,3% ВВП, а к 2050-му сократится до 0,18—0,21%.

Эксперты также указывают на недоверие бизнеса правительству и предлагают ввести в России пост федерального уполномоченного по защите прав инвесторов и создать совет по защите прав инвесторов и контролю норм. У уполномоченного должно быть право налагать «мягкое вето» на проекты нормативных актов, противоречащих интересам инвесторов (преодоление этого вето возможно решением премьера).

Еще одна мера для защиты прав инвесторов от недобросовестных действий чиновников — «красная кнопка». Это специальное окно на сайте федеральных ведомств, куда можно было бы обратиться при ущемлении прав.

Также обязательна реформа рынка труда: нужно повысить производительность труда за счет перераспределения рабочей силы с менее эффективных предприятий на более эффективные. Также, по мнению экспертов, нужно развивать программы постоянной миграции, которые должны компенсировать убыль населения.