Участники финансового рынка, начавшие формировать списки инсайдеров, которые они должны представить на биржевые площадки до 31 декабря 2011 года, столкнулись с неопределенностью представленных в законе формулировок, из-за чего вынуждены включать в списки значительное число сотрудников, а иногда и весь штат.

Как напоминает «Коммерсант», в конце прошлой недели вступили в силу приказы Федеральной службы по финансовым рынкам, изданные во исполнение закона об использовании инсайдерской информации. Административная ответственность за нарушение закона (использование инсайдерской информации для заключения сделок на рынке ценных бумаг, незаконную передачу такой информации третьим лицам и другое, а также непредставление списков инсайдеров на биржи) применяется с 31 июля 2011 года, а уголовная — с 31 июля 2013-го.

Опрошенные изданием участники рынка отмечают, что под определение инсайдеров подпадает едва ли не половина сотрудников их компаний. «Формулировки в законе не позволяют однозначно отнести то или иное лицо к инсайдерам, — говорит руководитель юридического департамента УК «КапиталЪ» Анна Назимова. — Это может вызвать массовые запросы в ФСФР с требованиями разъяснить правоприменение подзаконных актов». Двойственность формулировок участники рынка видят в том, что трудно определить, имеет то или иное физлицо или юрлицо доступ к инсайдерской информации или нет. «При существующем перечне инсайдерской информации для кредитных организаций вызывает сомнение необходимость включения в список инсайдеров члена совета директоров кредитной организации, чьи акции не котируются на бирже», — добавляет начальник управления комплаенса Нордеа Банка Анна Василенко. Брокеры также не спешат попадать в списки инсайдеров, так как это налагает на них дополнительные обязательства, в частности уведомлять ФСФР и эмитента обо всех финансовых операциях.

По словам Назимовой, «если сохранятся размытые формулировки, то компании, чтобы избежать лицензионных рисков, будут перестраховываться и включать в списки большее количество сотрудников». Часть компаний уже пошли этим путем. «Мы приняли решение включить в список всех наших сотрудников (их около 25 человек), в том числе курьеров и секретарей, — указывает заместитель гендиректора УК «Солид — Фонды недвижимости» Евгений Кравченко. — Иначе нам придется разграничивать права доступа к тем или иным документам». По его словам, в противном случае пришлось бы проводить соответствующие правовые, технические и программные мероприятия и контролировать их. «Легче подписывать большое количество уведомлений для сотрудников», — считает Кравченко.

Пока, по словам участников рынка, составление раздутых списков приводит только к увеличению бумажного оборота, но не к дополнительным финансовым затратам. «Да, маразм состоит именно в этом. Я уже замучился уведомления подписывать», — возмущается гендиректор УК «КапиталЪ» Вадим Сосков. «Создается впечатление, что половина населения страны — это инсайдеры. Хотелось бы более четких формулировок закона», — замечает гендиректор БД «Открытие» Евгений Данкевич.

При этом участники рынка ожидают, что перечень инсайдеров будет расширяться, чтобы охватить весь круг лиц, имеющих доступ к внутренней информации. Эксперт ФСФР Татьяна Медведева уверена, что служба в ходе проверок нестандартных сделок сможет постепенно выявить всех лиц, действительно обладающих инсайдерской информацией. «Российские компании будут подходить к вопросу формально, руководствоваться только составленным перечнем. Не исключено, что они будут пытаться использовать информацию, не включенную в перечень, но способную повлиять на рынок», — считает она. Однако участники рынка полагают, что, прежде чем расширять перечень, нужно более точно зафиксировать критерии, по которым тот или иной сотрудник должен включаться или не включаться в список. «Это позволит регулятору избежать огромного количества бессмысленных бумаг», — резюмирует Назимова.