Разногласия между европейскими странами относительно спасения «отстающих» могут привести к тому, что евро повторит судьбу советского рубля, считает главный экономист британского банка HSBC Стивен Кинг, колонка которого опубликована в The Financial Times. В этой связи он выступил в защиту Европейского центробанка, который закачивает ликвидность в государственные облигации проблемных стран. ЕЦБ стал тем единственным финансовым институтом, который пришел на помощь евро, а у рубля после развала СССР такой возможности не было, полагает аналитик.

Развал Советского Союза в начале 1990-х годов привел к уничтожению единой валюты, которая недолгое время была единственным скрепляющим фактором среди бывших союзных республик, не считая стран Балтии, они сразу отказались от рубля. Именно с этим недолгим периодом Стивен Кинг сравнивает нынешнюю ситуацию в зоне евро.

«В 1993 году, однако, зона рубля взорвалась: от Армении до Азербайджана и от Белоруссии до Грузии стали появляться новые валюты. Если ранее там были рубли, то теперь стали драмы, манаты и менаты», — рассуждает старший экономист HSBC.

Весной 1993 года рубль прошел точку невозврата — Центробанк России отказался от денежных купюр, напечатанных с 1961 по 1992 год. «Вместо этого (рубля) страны выбрали переход на собственные валюты: печатание денег стало единственным способом, с помощью которого они могли финансировать свои абсурдные заимствования. Неизбежно многие из только что оперившихся республик скатились в гиперифляцию», — отмечает Стивен Кинг. Аналитик указывает, что тогда внешние рынки заимствований для бывших республик СССР были закрыты, и кроме печатания денег оставался лишь один способ брать взаймы — идти с протянутой рукой к бывшим соседям по Союзу.

Было бы сумасшествием предположить, что фискальная беспорядочность на бывшей советской территории сравнима с нынешней еврозоной, говорит аналитик британского банка. Но указывает, что перед европейцами стоят похожие проблемы: резкое снижение доходов, слабый экономический рост, а в некоторых случаях отсутствие доступа на международные рынки заимствований. Кроме того, нуждающимся странам юга тяжело достучаться до кредиторов с севера, говорит Стивен Кинг. «И во многих случаях планы спасения не работают: программы фискальной консолидации сталкиваются с ростом стоимости заимствований, созданием особо неустойчивой конъюнктуры, как финансовой, так и политической», — полагает эксперт.

«Итак, может ли еврозона повторить судьбу зоны рубля? Могут ли противоречия в фискальной политике и разногласия между кредиторами и заемщиками на самом деле перевернуть систему? Кажется, что нет, но снова повторю — в начале 1992 года никто тоже не думал, что рублевая зона распадется», — резюмирует Стивен Кинг.