Укрепление швейцарского франка по отношению к российскому рублю (на 67%) привело к тому, что многие ипотечные заемщики, бравшие кредиты в этой валюте, не в состоянии их выплачивать. Об этом пишет в пятницу газета «Московские новости».

«Мы взяли кредит на квартиру в 2007 году в швейцарских франках. Нам рассказали, что эта валюта самая стабильная. Мы поверили! За что сейчас расплачиваемся… Четыре года мы платили исправно назначенный платеж, но с 9 тыс. руб. он вырос до 16 тыс. Как нам жить? Мы даже перекредитоваться не можем, потому что сумма нашего долга теперь превысила оценочную стоимость нашего жилья», — цитирует издание одного из посетителей форума Banki.ru.

Ипотека в швейцарских франках появилась в России весной 2007 года, а в январе 2008-го Банк Москвы также предложил кредиты в японских иенах. Большим преимуществом этих кредитов в то время были низкие, вдвое ниже рублевых, ставки — от 6,5% годовых по займам в иенах и 7% — во франках. Это позволяло заемщикам получить достаточную для покупки жилья сумму. На январь 2008 года треть ипотечного портфеля Банка Москвы (общий объем 14 млрд рублей) приходилась на швейцарские франки. А к апрелю 2008 года банк выдал кредитов в японских иенах на сумму, эквивалентную 776 млн рублей. Сколько таких кредитов в банке осталось сейчас, представители Банка Москвы сообщить отказались. Но поскольку уже с конца 2008 года франк начал дорожать к слабеющему рублю, досрочно гасить кредит в этой валюте заемщикам стало невыгодно.

В ОТП Банке сейчас в швейцарских франках оформлено 263 кредита на 1,5 млрд рублей (примерно 40 млн франков), рассказала начальник отдела кредитных продуктов банка Юлия Аникина.

По сравнению с общим объемом ипотечных кредитов в стране (1,2 трлн рублей) ипотека в швейцарских франках и японских иенах так и осталась экзотикой. Банк Москвы свернул ипотечные программы в этих валютах осенью 2009 года, когда кроме курсов валют к рублю выросли и ставки по кредитам, сравнявшись с долларовыми. В ОТП Банке теперь кредиты в этой валюте тоже не предлагают. «Сейчас нет активного спроса на кредитование в швейцарских франках», — комментирует Аникина. «Спрос на ипотечные валютные кредиты на рынке практически отсутствует из-за негативного опыта населения в обслуживании этих кредитов по причине резких колебаний валютных курсов», — добавляет руководитель управления ипотеки Банка Москвы Олег Пятлин.

С конца ноября 2008 года курс швейцарского франка к рублю начал расти. К марту 2009 года он прибавил 36%. В этих пределах курс держался два года, а с текущего апреля к сегодняшнему дню франк подорожал еще на 31%, до 40,3 рублей. В итоге за четыре года ипотечные платежи заемщиков в швейцарских франках выросли почти на 67%.

«Последние три дня мы получаем обращения от владельцев франковых кредитов, собираем заявки на реструктуризацию. Решать, как банк может помочь заемщику, по каждому придется отдельно. Варианты помощи есть всегда. Банк сам заинтересован в том, чтобы кредит не стал проблемным (банку под него придется создавать большие резервы), а квартиру не пришлось бы продавать через длительную судебную процедуру и с потерей в цене», — говорит директор дирекции продуктов ОТП-Банка Дмитрий Сапронов.

«В связи с ростом курса франка и иены участились случаи обращения заемщиков для реструктуризации действующих кредитов, — говорит Пятлин из Банка Москвы. — Каждый случай рассматривается индивидуально».

Для заемщиков, которые больше не могут платить по кредиту, есть два варианта: реструктуризация и рефинансирование, то есть перекредитование, из валюты в рубли. Рефинансирование хотя и избавляет клиента от валютного риска, большинству владельцев франковых кредитов не подходит. «Банк может выдать новый рублевый кредит для погашения старого в швейцарских франках. Клиент получает ипотечный кредит в рублях и перечисляет его в банк, выдавший ему кредит во франках. Там средства конвертируются во франки по курсу банка, старый кредит закрывается», — рассказывает вице-президент ВТБ 24 Георгий Тер-Аристокесянц. Но размер нового кредита не может превышать 80% стоимости заложенной банку квартиры. Поэтому если полученного рублевого кредита с учетом его конвертации во франки будет недостаточно для закрытия старого кредита, банк не сможет предложить клиенту свою программу рефинансирования, подчеркнул он.

Реструктуризация может снизить ежемесячный платеж по кредиту, оставив его в той же валюте. «Программы реструктуризации Банка Москвы предусматривают возможность увеличения срока и платежные каникулы с выплатой 60% от текущего платежа в течение 12 месяцев», — говорит Пятлин.

ОТП Банк предлагает такие решения: дополнительную кредитную линию сроком до пяти лет с льготным периодом платежей до 12 месяцев либо продление срока действующего ипотечного кредита до максимального — 30 лет. По словам Аникиной, это возможно даже если возраст заемщика будет пенсионным, он может достигать 70 лет к моменту полного погашения кредита. Для большинства заемщиков, которые платят по кредитам уже три-четыре года, увеличение срока кредита на это же количество лет снизит ежемесячный платеж на 20—30%, добавляет Сапронов.

Кроме того, банк может предложить заемщику в трудной ситуации «платежные каникулы» на срок до года — в этот период клиент сможет погашать только тело долга или только проценты по нему, а недоплаченную часть кредита придется возвращать, когда настанут лучшие времена. «Важно понимать, что реструктуризация — это не прощение долга банком», — подчеркивает специалист ОТП Банка. Есть вариант и с переводом клиента на плавающую ставку, привязанную к Libor (банковская ставка заимствования, может устанавливаться в долларах, евро, франках, иенах, фунтах). Сейчас ставки Libor минимальны. Например, в швейцарских франках на полгода она составляет 0,2% годовых. Традиционно банки с плавающими ставками прибавляют к Libor еще 5—7% годовых, отмечает Сапронов. Но, выбирая этот вариант, клиент получает риск повышения процентных ставок в будущем, который исключить нельзя, напоминает он.