Сбербанк объявил параллельно три отраслевых конкурса, на которых будет разыграно 70 млн тонн углеродной квоты РФ в пользу частных проектов совместного осуществления (ПСО), которые реализуются в рамках Киотского протокола. Об этом пишет в понедельник газета «Коммерсант». Конкурсные лимиты разделены: 30 млн тонн — на проекты в области энергетики, столько же — на «промышленные процессы», а оставшиеся 10 млн тонн СО2-эквивалента — на проекты в области управления отходами. Прием конкурсных заявок завершается 5 сентября 2011 года.

В практике российского рынка ПСО конструкция, при которой Сбербанк проводит сразу несколько конкурсов, используется впервые. Кроме того, первый и второй конкурсы, на которых разыгрывалось по 30 млн тонн (такой лимит на конкурс установлен постановлением правительства), не предполагали и отраслевого подхода.

Стремление Сбербанка ускорить отбор проектов совместного осуществления ожидаемо, отмечает издание. В июне 2011 года президент Дмитрий Медведев потребовал «ускорить выбор и утверждение» российских ПСО и согласовать до 17 июня поправки в действующее постановление правительства, инициированные оператором. Поправки, в частности, предполагали упрощение конкурсных процедур и эмиссии проектных сокращений парниковых газов, обязательное реинвестирование части «киотских» денег и отмену конкурсного лимита. В свою очередь, глава Сбербанка Герман Греф пообещал Дмитрию Медведеву «быстро раскассировать» 600 млн евро потенциальных «киотских» денег и получить еще 1,4—1,9 млрд в 2012 году, до конца срока действия Киотского протокола.

Поправки Сбербанка к постановлению правительства до сих пор не согласованы: Минприроды заявляет, что не имеет возможности контролировать целевое реинвестирование киотских денег, а запрашиваемые Сбербанком допполномочия не предполагают никакой ответственности оператора. «Я бы даже не назвал это разногласиями. Мы исходим из того, что если речь идет о вложении финансовых средств, то какие-то механизмы контроля должны быть предусмотрены. Они должны быть максимально дебюрократизированы, но они должны быть»,— считает глава Минприроды Юрий Трутнев.

«На сегодняшний день ни международные переговорщики, ни, тем более, российские регуляторы не представляют, каким будет мировой проектный рынок в «посткиотском периоде» и будет ли он существовать вообще, — пишет газета. — О создании внутреннего рынка парниковых сокращений в РФ речи пока не идет. Обещанные Грефом миллиарды евро Сбербанку и ответственным за реализацию ПСО чиновникам придется добывать, придумывая новые схемы в условиях нерешенных институциональных проблем регулирования».

Такого рода проблемы, хотя и влияют негативно на цену российских сокращений на вторичном европейском рынке (так, неопределенность срока поставки законтрактованных единиц сокращения выбросов (ЕСВ) делает российские сокращения дешевле, например, китайских), но перестают играть решающую роль в спросе на киотские ЕСВ из РФ. На сегодняшний день цена декабрьского фьючерса на ЕСВ в европейской торговой системе — менее 9 евро за тонну, дисконт на них по отношению к европейским квотам растет.

Падение цен на «карбон» объясняется не только общемировой биржевой паникой, убеждены участники рынка: время, когда правила игры в сделке мог диктовать продавец, прошло, и настало время покупателя. Дело в том, что компании ЕС могут покрывать свои обязательства покупкой сокращений за границей только на 10%, и этот задел с приближением 2013 года стремится к нулю. «Если в течение 2010 года продать ЕСВ можно было по цене от 11 до 13 евро за тонну, то теперь получить цену 9 евро уже очень выгодно. И в этой ситуации проигравшими остались не только те компании, которым предстоит победить в новых конкурсах Сбербанка, но и те, кто не успел законтрактовать свои сокращения раньше», — заключает газета.