С начала этого месяца рубль умудрился потерять все свои достижения 2011 года, а затем совершить самый большой за два года трехдневный скачок, пишет The Financial Times. «В то время как резкое снижение курса рубля в этом месяце создало большую неопределенность на рынке, аналитики поспешили отметить, что волатильность демонстрирует позитивную эволюцию денежно-кредитной политики Центрального банка», — продолжает автор.

Как сказал главный инвестиционный стратег московского хедж-фонда Verno Capital Роланд Нэш, рубль, вероятно, послужит «предохранительным клапаном» для российской экономики в случае дальнейшего ухудшения состояния мировых рынков — и это будет большим изменением по сравнению с предыдущими кризисами.

«(Для правительства) было крайне нелегко (во время дефолта в стране) в 1998 году отпустить рубль, и в 2008 году это тоже было сложно, так как многие компании отправились за границу и взяли в долг», — сказал Нэш изданию.

Выбранная вместо этого медленная девальвация рубля была болезненным процессом для российского правительства, которое потратило 200 млрд долларов своих резервов на защиту валюты от коллапса в 2008 году.

Теперь, через три года, у России другой подход. Центральный банк продал часть иностранной валюты, чтобы контролировать волатильность, и это позволило рублю подешеветь и пустило валюту в свободное плавание.

Как отмечает Иван Чакаров из «Ренессанс Капитала», новая политика позволит рублю абсорбировать часть ударов глобальной волатильности и в результате поможет оградить от неприятностей российскую экономику.