Нестабильность в мировой экономике сохранится в течение 10—15 лет, считает заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев.

«Очевидно, что ситуация долгие годы будет нестабильна, — заявил он в интервью газете «Коммерсант», опубликованном в пятницу. — …Мы с вами должны быть настороже, держать порох сухим, принимать разные меры, чтобы купировать локальные проблемы. Глобальную проблему мы решить не в состоянии. Это будет продолжаться лет десять — пятнадцать, на мой век хватит».

Снижение рейтинга США было ожидаемым, предупреждающих факторов было более чем достаточно, считает зампред ЦБ РФ. «Поэтому ничего разрушительного не произошло, — отметил Улюкаев. — Колебания рынка выглядят абсолютно оправданно… Сейчас ситуация приходит не то чтобы в норму, это неправильное слово, но в некоторое более стабильное состояние».

Тем не менее, за событиями на рынке стоят локальный и глобальный дисбалансы в мировой экономике. «С этим ничего не произошло: дисбалансы не уменьшились, не увеличились. А это значит, что ситуация высокой волатильности, риска постоянных изменений переменных сохраняется», — добавил зампред ЦБ. По его мнению, дисбаланс является следствием того, что происходило в мировой экономике до 2008 года: «Когда в течение по меньшей мере десятилетия регуляторы предоставляли избыточную ликвидность, а участники рынка ее накапливали и размещали в неадекватно оцененные риски».

Уровень рисков и обязательств остается избыточным, уточнил Улюкаев: леверидж (отношение заемного капитала компании к ее собственным средствам), который был сформирован на балансах коммерческих банков, инвестиционных компаний, хедж-фондов, находится в системе. «Разница в том, что он в значительной степени перешел на балансы центральных банков, монетарных агентств либо стал частью обязательств фискальных органов, — сказал эксперт. — Соответственно, как это обычно случается, за волной кризиса ликвидности, кризиса рисков последовала волна долгового кризиса, затронувшего систему суверенных долгов».

«Глобально система финансового оздоровления должна иметь форму треугольника: фискальное регулирование, монетарное регулирование и надзор за участниками финансовых рынков, — рассуждает зампред ЦБ РФ. — Что происходит в Европе? Там отличное монетарное регулирование: ЕЦБ — качественный монетарный институт, реализует качественную политику. При этом ведется рассогласованная фискальная политика: невыполнение требований по долгу, дефициту и т. д. Не согласовано и регулирование участников рынка».

По словам Улюкаева, проблема в том, что общие нормативы к участникам рынка установить легче, чем изменить фискальные правила. «Потому что фискальные правила — это отношения с налогоплательщиками. А они за вас голосуют, — уточнил эксперт. — Как справедливо говорил премьер Люксембурга и глава совета министров финансов еврозоны Жан-Клод Юнкер, «мы отлично знаем, как провести реформы, но мы не знаем, как быть переизбранными после их проведения». Это и есть клинч политики и рационального финансового регулирования. В это упирается Европа и в меньшей степени — Америка».

По мнению зампреда ЦБ РФ, Россия находится в ситуации, когда фискальный баланс достигается при цене на нефть 110 долларов за баррель. «Это вряд ли можно назвать разумным, — считает он. — Когда проводилось размещение номинированных в рублях долговых гособязательств, мы и представители Минфина встречались с зарубежными инвесторами, и нам было крайне трудно ответить на вопрос, почему наши резервные фонды сформированы при цене на нефть 40, 50, 60 долларов за баррель, а тратятся при 90 или 100. Десять лет назад мы тяжело и долго дискутировали, каков предел расходов федерального бюджета — 12 или 13% ВВП. А сейчас мы имеем 20% и не сильно по этому поводу переживаем. Это очень тяжелая и прежде всего фискальная проблема».