Рынки хотят появления евробондов, а проблемные страны зоны евро, стонущие под прессом долгов, просто требуют их введения. Между тем канц­лер Германии Ангела Меркель прилагает все усилия для того, чтобы похоронить идею евробондов. Как пишет РБК daily со ссылкой на газету Handelsblatt, план введения подобных финансовых инструментов в настоящее время хорошо проработан, но у его противников имеются весомые аргументы.

Идея общих европейских облигаций стала актуальной во время нынешнего долгового кризиса в зоне евро, когда ее членам пришлось миллиардными кредитами поддерживать Грецию, Ирландию и Португалию. В ноябре 2010 года глава Еврогруппы министров финансов Жан-Клод Юнкер выступил с инициативой об их введении. Отправной точкой послужило проведенное в мае прошлого года Институтом Брюгеля в Брюсселе исследование, в котором предлагалось, чтобы странам зоны евро — на добровольной основе и по согласованию с национальными парламентами — была предоставлена возможность рефинансировать часть своих долгов с помощью особых облигаций — blue bonds. Они могли бы закрывать задолженность страны в объеме до 60% ВВП, что как раз соответствует разрешенной в ЕС верхней границе заимствований. Те же страны, долги которых эту границу превысили бы, должны были бы обеспечивать свое финансирование «под личную ответственность» через так называемые red bonds, за которые другие государства зоны евро никакой ответственности не несли бы. Инвесторы же требовали бы за них, соответ­ственно, более высокие проценты и премии за риск.

По мнению экономистов из Института Брюгеля, в реальности 60% своего госдолга за счет blue bonds пришлось бы покрывать не всем странам. Квоты на них предлагалось поручить распределять некоему независимому совету по стабильности, а окончательное решение оставалось бы за национальными парламентами. В итоге формально все страны зоны евро имели бы равные права, но, по сути, тон задавали бы экономически более сильные — Германия и Франция.

Концепция является с финансово-технической точки зрения хорошо продуманной, однако имеются и весомые аргументы против.

Европа и так располагает всеми экономическими инструментами, которые ей обещают за счет введения общеевропейских облигаций. Ведь если Европей­ский фонд финансовой стабильности (EFSF) покупает бонды проблемных стран, рефинансируясь за счет собственных облигаций, то с экономической точки зрения это ничем не отличается от евробондов.

Валютный союз изначально имеет серьезный недостаток: есть единая валюта, но нет единой финансовой политики. Как можно ввести общую ответственность, не имея общей финансовой политики? Проблема единой валюты не в том, что она плохо работала. Напротив, некоторым странам евро позволил набрать долгов «выше крыши», причем рынки этого вначале даже не заметили. Легкость получения кредитов привела в ряде стран к инфляции и, как следствие, к значительному росту уровня оплаты труда. Это подорвало конкурентоспособность промышленности. Избыточная масса денег, например, в Испании и Ирландии привела к возникновению пузыря на рынке недвижимости, который затем, естественно, лопнул.

Евробонды такую ситуацию только надолго законсервируют. Так, скажем, в госсекторе исчезнет тема процентной ставки и оценки кредитоспособности конкретной страны. Предложение разделить евробонды на red и blue является попыткой эту проблему решить, однако как это все получится на самом деле, никому не известно.