Капитал Банка Москвы в июле увеличился на 2 млрд рублей: на 1 августа размер собственных средств кредитной организации составил 79,9 млрд против 77,9 млрд на 1 июля, следует из ее формы отчетности 134 (расчет собственных средств). Как указывает «Коммерсант», это первое увеличение капитала Банка Москвы за последние несколько месяцев. С момента получения ВТБ операционного контроля в банке (через назначение президентом выходца из ВТБ Михаила Кузовлева) его капитал постоянно сокращался. Новые собственники выявляли реальное качество активов, а начисляемые под них резервы съедали заработанную банком прибыль, увеличивая убыток, что и приводило к уменьшению капитала. На 1 мая собственные средства Банка Москвы составляли 139 млрд рублей, к 1 июня они уменьшились до 129,7 млрд, к 1 июля — до 77,9 млрд.

В июле банк получил прибыль, которую отразил в капитале, сообщили газете в его пресс-службе. Из отчетности видно, что в июле банк получил 2,1 млрд рублей прибыли, уточняет издание. Большую часть этих средств (1,7 млрд) банк заработал на восстановлении ранее начисленных налогов. Таким образом, ухудшение финансового результата в предыдущие два месяца сыграло на руку Банку Москвы. По словам банковских бухгалтеров, восстановление налогов является следствием ухудшения финансового положения банка во II квартале. Дело в том, что авансовый платеж по налогу на прибыль за II квартал рассчитывается по результатам I квартала, когда бедственное положение Банка Москвы было неочевидно. Во II квартале, когда начисленные резервы съели практически всю прибыль, оказалось, что авансовый платеж был сделан с переплатой. Она и отражена в прибыли.

Впрочем, при консервативном подходе к оценке кредитных рисков и этой прибыли у Банка Москвы вполне могло бы не быть, указывают эксперты. По подсчетам аналитика НОМОС-Банка Елены Федотковой, в денежном выражении за июль просрочка Банка Москвы увеличилась на 20 млрд рублей, а объем резервов, наоборот, сократился. В результате уровень просроченной задолженности вырос с 13% до 16%, а резервные отчисления сохранились на уровне 20%.

Подход к резервированию, который Банк Москвы продемонстрировал в июле, противоречит официально обнародованному масштабу проблем банка. В ходе санации на закрытие дыры в капитале банка ему должна быть предоставлена господдержка на 295 млрд рублей. Как сообщалось, ЦБ РФ оценивает объем недосозданных резервов в Банке Москвы на 1 июня в 99,5 млрд. Более того, исходя из анализа поведения проблемных заемщиков Банка Москвы регулятор счел, что до конца 2011 года банку потребуется доформировать резервы в объеме 212,4 млрд рублей. Сложно предположить, что, доначислив в мае — июне резервы примерно на 60 млрд, Банк Москвы к июлю исчерпал потребность в дополнительном резервировании.

В пресс-службе самого Банка Москвы пояснили, что «формируют резервы исходя из необходимости и требований ЦБ». По мнению участников рынка, в июле у банка была необходимость как раз не в резервах, а в их отсутствии. Дело в том, что некоторые выпуски еврооблигаций Банка Москвы содержат условие о том, что при нарушении банком норматива достаточности капитала, установленного ЦБ (Н1, для крупных банков — 10%), держатели бумаг могут предъявить их к досрочному погашению. В частности, такое условие содержится в проспекте к 13-му выпуску облигаций на 500 млн долларов. К 1 июля Н1 Банка Москвы снизился до 10,4% вследствие формирования резервов по проблемным кредитам. Если бы процесс резервирования продолжился теми же темпами, то уже по итогам июля Банк Москвы, скорее всего, нарушил бы ковенант.

Риск досрочного предъявления облигаций Банка Москвы условный, поскольку они котируются выше номинала, но, по сведениям «Коммерсанта» от источников, близких к Банку Москвы, там тщательно следят за тем, чтобы нарушения ковенанта не произошло. «Понятно, что действия банка должны быть согласованы с регулятором», — указывает аналитик «Ренессанс Капитала» Михаил Никитин. «Размер отчислений в резервы не столь важен — это скорее виртуальный эффект учетной политики, гораздо важнее реальные действия нового собственника по возврату активов», — резюмирует он. Эти результаты Банк Москвы пока не раскрывал. Оценка проблемных активов существует лишь приблизительно — 250—300 млрд рублей, из которых 150 млрд — «особо проблемные»; новых данных с начала лета не поступало.