Создав частный банк в самом начале 90-х, Дмитрий Орлов мог бы не хуже других пионеров-банкиров поучаствовать в российской приватизации. Но, как говорит, не захотел. Председатель правления банка «Возрождение» Дмитрий Орлов рассказал журналу «Коммерсант Деньги» о том, как действовала финансовая система на заре нашего бизнеса и о правильной банковской стратегии.

«В 1990 году был принят закон о банках, в котором говорилось, что не останется государственных банков, все будут коммерческими. Всех поставили в условия, когда надо было переходить на коммерческие рельсы. И уже в сентябре 1990 года мы начали работу по акционированию Московского областного управления Агропромбанка СССР, а 12 октября 1990-го мы провели собрание. Многие наши клиенты и стали нашими акционерами. Уже через несколько лет их было у нас свыше 9 тыс.», — сказал Дмитрий Орлов.

«Тогда такой бардак был, я извиняюсь, о создании банков уведомительно сообщалось. То есть мы создали банк и сообщили ЦБ, что появился новый коммерческий банк. Неудивительно, что тысячи три банков за короткий срок налепили. Наша очередь подошла к 12 апреля, тогда мы формально стали коммерческим банком, а реально — как работали, так и продолжали. Вот, говорят, при советской власти не было банкиров, — это неправда. Деньги все были государственные, и по логике любому предприятию, раз оно государственное, их должен давать бюджет. Так как денег в бюджете не было, стали записывать: столько-то вам бюджет дает оборотных средств, а столько-то перекрывайте за счет кредитов. Кредиты делили в Госплане по министерствам и ведомствам, а потом доводили до Госбанка СССР. Госбанк по цепочке спускал эти лимиты по министерствам, те потом делили их по регионам, по предприятиям и доводили до Госбанка. Я шесть лет был управляющим конторы Госбанка в Мытищах. Там крупные заводы, оборонка большая была. Мои экономисты анализировали баланс предприятия и писали, например, что такому-то предприятию нельзя давать кредит. Но потом наше письмо шло по цепочке наверх, там были высшие материи, нам доводили лимит и велели все-таки давать. По аграрным делам, например, кредиты давались колхозам — ставка 1% годовых на 25 лет, и естественно, никто ничего не возвращал», — сказал он.