Слишком большие дефициты бюджетов, которые развитым странам теперь так трудно сокращать, — итог привычки к сверхоптимистичным прогнозам, пришел к выводу профессор Гарварда Джефф Фрэнкель. Проанализировав данные 33 стран, он нашел одну с идеальными бюджетными правилами — это Чили, пишут «Ведомости».

Чрезмерный бюджетный дефицит развитых стран, который сейчас власти тяжело и болезненно пытаются поставить под контроль, — результат слишком оптимистичных правительственных прогнозов в прежние годы высокого экономического роста. Если прогнозы гласят, что бум длится и длится, то и незачем прибегать к столь неприятным мерам, как сокращение расходов и повышение налогов, объясняет Фрэнкель в исследовании «Сверхоптимизм официальных бюджетных прогнозов и их последствия».

С XXI века некоторые развитые страны придерживались проциклической политики — снижали налоги и увеличивали расходы, пока экономика росла, а в период рецессии обнаружили себя в долгах, сокращать которые можно только ужесточением фискальной политики. Расширение госрасходов — часто продукт политики, имеющей короткий горизонт планирования, — политические циклы обычно коротки, а убеждения, на что тратить деньги, у сменяющих друг друга политиков нередко разные, пишет Фрэнкель. Но из всех вариантов причин, почему правительства предпочитают больше тратить и мало сберегать в периоды экономического подъема, чрезмерно оптимистичные прогнозы играют не последнюю роль. В 2001 году уверенность правительства США, что профицит бюджета в ближайшие 10 лет достигнет 5 трлн долларов, была главным аргументом для того, чтобы убедить конгресс одобрить снижение налогов и увеличение расходов. Европейские правительства тоже упорно оправдывали большой дефицит нереалистичными предсказаниями, что в ближайшие годы он сократится.

Проанализировав данные 33 стран (26 стран Европы; США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, а также Чили, Южная Африка и Мексика), исследователь обнаружил, что в среднем их правительства прогнозировали рост ВВП на текущий год на 0,4 п. п. выше, чем потом оказывалось, отклонения в трехлетних прогнозах достигали 1,8 п. п. Особенно оптимистичными были восточные члены еврозоны: Эстония завышала ежегодный рост в среднем на 2,4 п. п. (на трехлетнем горизонте — на 10,3 п. п.), Латвия — на 3,2 п. п. (11,2 п. п.), чемпионом по оптимизму оказалась Греция, где в 2000—2009 годах среднегодовые темпы экономики были на 4,3 п. п. ниже, чем ожидалось.

Среди 33 стран Фрэнкель нашел одну с идеальными бюджетными правилами — это Чили. Главное институциональное новшество, закрепленное юридически, — изоляция прогноза от политических соблазнов: в Чили две группы независимых экспертов официально ответственны за прогноз темпов ВВП и цен на медь (ее экспорт дает бюджету 16% доходов), на основе этих данных правительство делает расчеты параметров бюджета, ставок налогов. Если получающийся баланс бюджета не совпадает с целевым, то бюджет регулируется так, чтобы совпал. Правительство может увеличить дефицит, только если ВВП снижается относительно своего долгосрочного тренда либо если цены на медь ниже десятилетнего равновесного значения.