Потеря Америкой наивысшего кредитного рейтинга по версии Standard & Poor’s, удивившая участников рынка, заставила многих из них внимательнее присмотреться к деятельности агентства. Как оказалось, несмотря на снижение доверия к США как эталону надежности, S&P по-прежнему охотно присваивает заветную оценку AAA бумагам, не так давно ставшим причиной ипотечного кризиса и последующей глобальной рецессии, пишет «РБК daily».

С начала этого года в США международное рейтинговое агент­ство S&P присвоило наивысший рейтинг AAA производным финансовым инструментам на сумму 36 млрд долларов. Речь идет о различных видах долговых обязательств — от автомобильных кредитов и ипотеки до лизинга сельскохозяйственного оборудования, — секьюритизированных банками. Согласно подсчетам Bloomberg, сейчас в США насчитывается свыше 14 тыс. подобных финансовых инструментов с наивысшим рейтингом надежности. При этом суверенный рейтинг самой страны, считают в S&P, уже не может быть эталоном для других государств.

«Подобная ситуация абсурдна. Рейтинг тысяч производных финансовых инструментов, завязанных на долговых обязательст­вах американцев, не может быть выше, чем у самого государства. Отдельные порции долга, конечно, могут быть оценены AAA, но для этого необходимо поистине надежное обеспечение займа», — пояснил «РБК daily» президент рейтингового агентства Egan-Jones Ratings Шон Иган.

Между тем S&P продолжает присваивать наивысшие рейтинги продуктам сомнительного происхождения. Так, согласно данным Bloomberg, агентство намерено оценить сразу 59% транша Springleaf Mortgage Loan Trust, состоящего из займов субпремиальным заемщикам, как полностью надежную инвестицию. При этом рыночная стоимость залога, в данном случае недвижимости, лишь на 3,4% больше, чем объем выданных кредитов. В случае падения стоимости жилья инвесторы в соответствующие деривативы все же рискуют потерять часть своих средств.

«Подобная пропорция для части с рейтингом AAA в рамках одного выпуска CDO очень велика и не может отражать действительного распределения рисков, — считает Иган. — Тем не менее такое происходит повсеместно: агентства получают прибыль от создателей финансовых инструментов, при этом размер вознаграждения зачастую зависит от качества выставленного рейтинга. Минувший кризис не стал для них уроком: стремясь максимизировать свою прибыль, компании по-прежнему делают все возможное ради выставления наиболее высокой оценки». Ситуацию на рынке, уверен эксперт, может спасти только изменение правил игры — чтобы избежать конфликта интересов, за рейтинг должны платить инвесторы, а не создатели продукта.