Александр Несис и пятеро его партнеров владеют в сумме 48,48% акций НОМОС-Банка, следует из структуры акционеров на сайте кредитной организации. Доля Петера Келлнера (PPF) сократилась незначительно — с 28,24% до 26,53%.

Как пишут «Ведомости», в апреле НОМОС-Банк разместил 25% от увеличенного уставного капитала банка с учетом опциона переподписки — к размещению предлагался пакет словацкого акционера банка Романа Корбачки (18,87%), который полностью вышел из капитала, а также бумаги других акционеров. 5,5 млрд рублей из привлеченных во время IPO 808,4 млн долларов Келлнер и российские акционеры НОМОС-Банка направили на увеличение уставного капитала — в июне они выкупили допэмиссию.

После выкупа допэмиссии доля акционеров группы «ИСТ» в банке снизилась с 50% плюс 1 акция до 48,48%, подтвердил президент банка Дмитрий Соколов. «Текущая структура является для нас оптимальной и позволяет в долгосрочной перспективе обеспечивать стабильное развитие банка», — объяснил он. Де-факто ИСТ сохраняет контроль, говорит источник, близкий к акционерам банка. «Для контроля в публичной компании владеть 51% необязательно, — поясняет он. — Когда речь идет о контроле в публичной компании, принято оперировать таким понятием, как спред (разница между долями крупнейшего и второго по размеру акционера). Текущий спред — более 20% — позволяет осуществлять контроль».

Он добавляет, что российские акционеры кредитной организации ничем не рискуют: «У группы «ИСТ» с PPF давние партнерские отношения, поэтому ситуация, при которой российским акционерам потребуется увеличивать долю, не рассматривается».

«Особенность российского бизнеса — люди очень осторожно расстаются с контролем», — говорит аналитик ING Bank Егор Федоров. В цивилизованном публичном бизнесе контрольный пакет потерял такое значение, структура капитала западных банков сильно размыта, мало у кого из публичных банков есть контролирующий акционер, добавляет он.