Минэкономразвития РФ подготовило поправки в распоряжение правительства об основах дивидендной политики государства. Об этом, как пишут «Ведомости», рассказал директор департамента ведомства Алексей Уваров. Министерство хочет, чтобы в этом документе был определен минимальный размер дивидендов, на котором должно настаивать правительство как акционер, — 25% от чистой прибыли. Тогда исключения из правила для отдельных компаний сможет устанавливать только премьер, подчеркивает Уваров.

Сейчас распоряжение о дивидендной политике — это рамочный документ, который не только не определяет минимальный размер дивидендов, но и вообще не обязывает госкомпании платить их. «Дочек» госкомпаний новое правило не коснется, за исключением «Роснефти» (государство владеет ею через «Роснефтегаз»).

До сих пор МЭР ежегодно (за исключением 2009 года) советовало правительству требовать от каждой госкомпании 25% ее прибыли. В этом году первый вице-премьер Игорь Шувалов впервые не направил рекомендации по норме дивидендов отраслевым вице-премьерам, подписывающим директивы для представителей государства. Все равно крупным госкомпаниям, как правило, удавалось убедить профильных вице-премьеров, что отдать четверть прибыли они не могут, говорит сотрудник аппарата правительства. Иногда решения принимались кулуарно, возмущается он: «В обсуждении помимо вице-премьера принимают участие только руководитель и бухгалтер компаний».

В Минэкономразвития рассчитывают увеличить доходы казны. По словам Уварова, в этом году федеральный бюджет получит 84 млрд рублей дивидендов, план на 2012—2014 годы — 119 млрд, 121 млрд и 119 млрд соответственно.

В Минфин документы пока не поступали, но предложение МЭР правильное, считает чиновник Минфина: «Возможно, в распоряжении следует прописать условия, при которых возможны исключения». Поддерживает МЭР и сотрудник аппарата правительства. Без индивидуальных решений по некоторым госкомпаниям все-таки не обойтись, осторожен пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков. По действующему распоряжению при определении размера дивидендов правительство руководствуется эффективностью менеджмента, размером долговой нагрузки на предприятие, эффектом от инвестиций в развитие.

В «Роснефти», «Газпроме», «Аэрофлоте», «Интер РАО», «Русгидро» и Сбербанке (доля не у правительства, а у ЦБ — 57,6%) инициативу Минэкономразвития комментировать отказались. Размер дивидендов ВТБ определяют представители акционеров в набсовете, основной — государство (75,5%), говорит представитель банка. Нововведение не пугает, с премьером, возможно, даже проще договариваться, спокоен источник, близкий к «Аэрофлоту».

От инициативы МЭР выиграют и частные акционеры. В утвержденной дивидендной политике госкомпании не столь щедры: например, «Роснефть» направляет на дивиденды не менее 10% чистой прибыли, ВТБ — 10—20%, «Газпром» — 17,5—35%. Но вряд ли мера повысит их привлекательность для инвесторов, говорит проректор Высшей школы экономики Андрей Яковлев. Гарантированных 25% все равно не будет, обращений к премьеру будет много, согласен Олег Швырков из S&P. 25% — не такой высокий уровень, продолжает он: средний размер дивидендов в мире — 30—50% от прибыли.

Стричь всех под одну гребенку нельзя даже ради роста доходов от управления госимуществом, считает замдиректора Межведомственного аналитического центра Юрий Симачев: «У госкомпаний разные задачи, программы, финансовое состояние». Если размер дивидендов окажется непосилен для компании, ей придется либо отказываться от инвестпроектов, либо привлекать дополнительный капитал, что размоет доли акционеров и в конечном итоге ударит по ним, рассуждает Швырков. Симачев советует разработать дивидендную политику для каждой крупной госкомпании.